Пёс по имени Мани

О чем читают в книге Бодо Шефера «Пёс по имени Мани«: Трогательная история говорящего Лабрадора Мани, который оказался настоящим финансовым гением, в доступной форме открывает перед детьми и взрослыми секреты денег.

Книга "Пёс по имени Мани"

Бодо Шефер – один из самых успешных авторов, пишущих на тему денег и построения богатства. Все его книги стали бестселлерами и переведены более чем на 30 языков. Во всем мире продано более 10 миллионов экземпляров его бестселлера № 1 «Путь к финансовой свободе».

Самая известная в мире книга о финансах «Пёс по имени Мани» издана более чем в 3 миллионах экземпляров. В Азии на ее основе был поставлен детский мюзикл, а также создана пользующаяся большим успехом серия комиксов.

Белый лабрадор

Я всегда мечтала о собаке. Но мы жили на съемной квартире, а хозяин запретил держать в доме животных. Папа пытался поговорить с ним, однако все было бесполезно. Есть такие люди, с которыми просто невозможно говорить. Он утверждал, что другие жильцы против собак. Это полная чушь! Я знала, что семьи с третьего и четвертого этажей тоже хотели бы иметь собак. Все дело в том, что хозяин сам не любил животных.

Папа сказал однажды: «Дело не в собаке. Он сам себя не любит и не хочет, чтобы другим было хорошо». После этого я некоторое время внимательно наблюдала за хозяином. Он и в самом деле был несчастным и от этого очень злым. Когда мама в очередной раз завела с ним речь о собаке, хозяин пригрозил, что выселит нас из дома.

Я и сегодня уверена, что никто не вправе запрещать людям держать собак. Поэтому имеет смысл купить себе собственный дом хотя бы для того, чтобы держать там животных.

Спустя некоторое время родители действительно купили себе дом с садом. У меня появилась собственная комната, и я чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Но родители были далеко не так рады, потому что покупка оказалась дороже, чем предполагалось. Я поняла, что с деньгами у нас туго, поэтому решила на некоторое время оставить свои желания при себе. Но мне так хотелось иметь собаку!

Однажды утром мама разбудила меня и сказала взволнованным голосом: «Кира, вставай быстрее! Около дома лежит раненая собака». Я вскочила с кровати и бросилась к двери. И правда, в углу между домом и гаражом лежал белый пес. Он крепко спал и вздрагивал во сне.

На спине у него была кровоточащая рана сантиметров шесть длиной. Похоже было, что его отделали другие собаки, после чего он приплелся сюда и, обессилевший, уснул. Мне стало его жалко. «Как же можно кусать такого замечательного пса?» – подумала я. Тут он проснулся и посмотрел на меня своими большими глазами. Потом пес встал и сделал несколько шагов в мою сторону, но он был так слаб и так дрожал, что лапы у него разъехались и он плюхнулся на пузо. Я сразу же полюбила его.

Мы осторожно перенесли пса в машину и отвезли к ветеринару. Тот зашил рану на спине и сделал несколько уколов. Пес успокоился и уснул. Ветеринар сказал, что рана действительно от укуса, но скоро должна зажить. Он также сообщил нам, что порода собаки – лабрадор. Это на удивление добродушные и умные животные. Они очень любят детей. Из них получаются самые лучшие поводыри для слепых. Пока врач рассказывал, я гладила белую шерсть пса. Какая она была мягкая и нежная!

Пес даже не почувствовал, как мы отвезли его домой и осторожно положили на подстилку в кухне. Я не сводила с него глаз. «Скорее бы он поправился!» – думала я.

Но беспокоилась я понапрасну. Белый пес быстро встал на ноги. Однако тут появилась еще одна серьезная проблема: мы ведь не знали, чей он и откуда. Имели ли мы право оставлять его у себя? Я не на шутку испугалась. А что, если родители не захотят держать собаку? Денег-το у нас не так много.

Конечно, мы должны были отыскать его владельца. Однако втайне я надеялась, что мы никого не найдем. Папа дал объявление в газету и обзвонил несколько приютов для бездомных собак в округе. Но никто ничего не слышал о белом лабрадоре.

Тем временем пес полностью поправился. С каждым днем он все больше нравился родителям. Лабрадор стал настоящим членом нашей семьи.

Однажды мы носились с ним по двору до полного изнеможения. Потом я села завтракать. Речь за столом опять зашла о деньгах. Я предпочитала не слушать эти разговоры. Во-первых, я ничего не понимала, а во-вторых, когда затрагивалась эта тема, у всех были очень несчастные лица.

Когда в беседе возникла пауза, я решила перевести разговор на более важную тему и спросила: «А как зовут нашего пса?» И все вдруг поняли, что мы не знаем его имени.

По-моему, это было неправильно. У собаки должно быть имя. Я смотрела на белый комок шерсти, спавший в трех метрах от меня на своей подстилке, и думала. Но в голову ничего не приходило.

А родители тем временем опять переключились на финансовые проблемы. Отец раздраженно говорил: «Только и слышишь кругом: “Money, money, money!” Все крутится вокруг денег!» И вдруг лабрадор проснулся и подбежал к папе. «Мани! – воскликнула я. – Он отзывается на кличку Мани!» Пес тут же подбежал ко мне.

«Его надо назвать Мани, – убеждала я родителей. – Он сам выбрал себе это имя». Мама была не в восторге от такого предложения: «Нельзя же, в самом деле, назвать собаку Деньги!» Однако папе это показалось забавным: «А ведь неплохо получается. Мы зовем деньги, и они к нам приходят. Вот и решение всех проблем». Тогда он еще и не подозревал, насколько его предположение было близко к истине… Вот так и получилось, что лабрадора назвали Мани.

Прошло шесть недель, а мы все еще не знали, откуда взялся Мани. Да мне уже не очень-то и хотелось это знать. Ведь если бы нашелся владелец, то пса, скорее всего, пришлось бы отдать, а мне так хотелось, чтобы он остался с нами! Родители тоже очень привыкли к Мани. В результате лабрадор остался жить с нами. Но в глубине души я все еще опасалась, что однажды к нам в дверь постучится прежний владелец пса и заберет его. Думаю, не стоит даже говорить о том, что мы с Мани уже успели стать лучшими друзьями.

Все началось через полгода после того, как Мани поселился у нас. Он действительно был очень добрым, терпеливым и сообразительным псом. Таких умных глаз я не видела ни у одной собаки. Порой я ловила себя на мысли о том, что он понимает все, что я говорю.

Все лабрадоры с удовольствием плавают, однако мне кажется, что никто не любил воду так, как Мани. Он не пропускал ни одного ручья, ни одного озера. Мне очень хотелось увидеть, как он будет плавать в море, где есть большие волны.

Но родители сказали, что об этом и думать нечего, потому что дела у отца на работе идут неважно.

По воскресеньям мы часто ходили на реку. Она была большая и немножко напоминала море. К тому же под мостом было очень сильное и опасное течение.

Не знаю, что случилось с Мани в тот день. Все утро он радостно бегал вместе со мной по двору, а когда мы пошли гулять, неожиданно убежал от меня. Мы звали его и искали повсюду. Вдруг мы увидели, что он барахтается в воде и течением его несет к мосту. Я до сих пор не знаю, как он туда попал. Ведь пес знал, что в этом месте входить в воду опасно. Между опорами моста была натянута сеть. В ней-то и застрял Мани. Его голову захлестывали волны, ему нечем было дышать. Голова все чаще скрывалась под водой.

Я должна была спасти его. Я не могла спокойно смотреть, как он тонет. Времени раздумывать не было, и я прыгнула в воду. Все произошло очень быстро. Меня тут же накрыло с головой, я глотнула воды и запаниковала. Вокруг была только грязная холодная вода, и я уже не понимала, где верх, а где низ. Потом в глазах у меня потемнело, и что произошло дальше, я не помню.

 

Позже родители рассказали мне, что я застряла в той же сети, что и Мани. К счастью, поблизости оказался катер водной полиции. Видимо, перед тем как потерять сознание, я крепко обняла Мани. Во всяком случае, полицейские вытащили меня из воды вместе с ним.

Меня привели в чувство, но некоторое время пришлось провести в больнице, потому что я ослабела и мне нужно было лежать.

Мани пришел в себя значительно быстрее и буквально не отходил от моей кровати. Он часами мог сидеть рядом и смотреть на меня. По его глазам было видно, что он все понимает.

Многие люди не знают, что собаки могут быть по-настоящему благодарны. Вот и Мани целыми часами смотрел на меня добрым и благодарным взглядом. Конечно, тогда я еще даже не догадывалась, что будет дальше…

Тем временем мне исполнилось двенадцать лет. Но ничего не изменилось. На море мы так и не поехали. Мои родители все еще переживали по поводу «экономического спада». По их словам, все наши денежные проблемы возникли из-за плохой экономической ситуации. А когда я спрашивала, почему же тогда у родителей моей подруги Моники дела идут все лучше и лучше, меня раздраженно обрывали. Настроение было хуже некуда. Мама иногда говорила, что лучше бы мы не покупали этот дом. Мне казалось, что эти разговоры – пустая трата времени, ведь прошлого изменить уже нельзя. Кроме того, тогда бы у меня не было Мани.

И однажды произошло что-то невероятное. Как-то раз я решила заказать по телефону новые компакт-диски своей любимой группы. Я как раз увидела по телевизору рекламу, где был указан номер телефона.

Я села к телефону и начала набирать номер. Но вдруг услышала голос:

– Кира, подумай, можешь ли ты позволить себе такую покупку.

Я испуганно обернулась. Двери были закрыты. Я находилась в комнате одна. То есть рядом не было ни одного человека, лишь Мани лежал у моих ног. Может быть, мне показалось? Я снова взяла в руку телефонную трубку, которую бросила от испуга, и начала набирать номер. Но снова услышала голос:

– Кира, если ты купишь эти диски, то потратишь все свои карманные деньги за месяц.

Передо мной стоял Мани, слегка наклонив голову в сторону. На мгновение мне показалось, что говорит он. Но этого не может быть! У меня внутри все похолодело. Я подумала: «Собаки ведь не могут говорить. Даже такие умные, как Мани».

– Когда-то все собаки умели говорить, но только не так, как люди. Потом у них эта способность пропала, а у меня осталась.

Мани внимательно смотрел на меня.

Я как-то видела по телевизору говорящего верблюда. «Но ведь то было кино, – размышляла я, – а это совсем не кино. Это же реальность». И тут до меня дошло: я просто сплю! Я быстро ущипнула себя за руку. Ой! Как больно! Выходит, что не сплю.

Мани продолжал смотреть на меня. Затем я вновь услышала голос:

– Может быть, поговорим спокойно или ты так и будешь себя щипать?

Не могу объяснить, почему мне вдруг показалось совершенно нормальным, что Мани умеет говорить. Как будто мы беседовали с ним уже долгие годы. Только одно было странно: когда Мани говорил, пасть у него не двигалась.

– Мы, собаки, общались между собой эффективнее, чем люди. Когда мы хотели что-то сообщить друг другу, то просто обменивались мыслями, – сказал Мани. – Поэтому я знаю, о чем ты думаешь.

На этот раз я не на шутку испугалась.

– Значит, ты читаешь все мои мысли? – спросила я и начала быстренько перебирать в уме, о чем думала в последнее время…

Но Мани прервал мои размышления:

– Конечно читаю. Когда два живых существа близки друг другу, то они всегда примерно знают, о чем думает каждый из них. Поэтому я знаю, как тебя огорчают финансовые проблемы родителей. И я вижу, что ты начинаешь совершать те же ошибки. Ведь отношение человека к деньгам закладывается уже в детстве. Вообще-то я не собирался говорить с тобой. Если ученые узнают об этом, то меня запрут в клетку и начнут проводить эксперименты. Поэтому я никому не рассказывал о своих способностях. Но раз уж ты спасла меня, рискуя собственной жизнью, то я сделаю для тебя исключение. Только это должно остаться нашей тайной. Об этом никто не должен узнать.

Мне хотелось задать Мани так много вопросов! Я хотела узнать, откуда он появился, кем был его прежний владелец, кто его покусал… Но он прервал меня:

– Все это ты узнаешь позже, а сейчас давай не будем тратить время попусту. Я предлагаю обсудить одну тему – деньги. Это очень важно.

«Есть и другие темы, которые интересуют меня намного больше», – подумала я. Кроме того, мама часто говорила, что деньги – это не самое главное в жизни.

– Я тоже не считаю, что деньги – это самое главное. Но они приобретают исключительную важность, когда их постоянно не хватает. Вспомни, как мы с тобой тонули в реке. Нам обязательно надо было выбраться. Все остальное было второстепенным. То же самое происходит сейчас с твоими родителями. Их финансовое положение настолько тяжелое, что они только о нем и говорят. Можно сказать, что они тонут. Я хочу помочь тебе, чтобы ты не попала в подобную ситуацию. Если хочешь, я покажу тебе, как деньги могут приносить радость.

Я еще никогда не думала об этом всерьез. Конечно, мне хотелось бы, чтобы у родителей было больше денег. Но у меня были сомнения, может ли собака быть хорошим советчиком в том случае, когда речь идет о деньгах.

– Это мы еще посмотрим, – перебил меня Мани, и мне показалось, что у него на морде появилась снисходительная улыбка. – Но самое главное, что я смогу тебе помочь, только если ты по-настоящему этого захочешь. Поэтому я попрошу тебя всерьез задуматься над этим. Вас, людей, часто обманывают собственные мысли. Я предлагаю тебе кое-что время от времени записывать. А к завтрашнему дню напиши десять причин, почему тебе хотелось бы быть богатой. Завтра после обеда в четыре часа пойдем гулять в лес.

Мне казалось, что я еще слишком мала, чтобы заниматься такой сложной темой, как деньги. Кроме того, я видела, что моим родителям разговоры о деньгах не доставляют никакого удовольствия.

Мани, конечно же, прочитал мои мысли, и я сразу же услышала его голос:

– Твоим родителям живется так плохо потому, что они, будучи в твоем возрасте, не научились обращаться с деньгами. Один мудрый китаец как-то сказал: «Берись за большие дела, пока они еще маленькие, ибо все большое начинается с малого». Есть кое-какие секреты, касающиеся денег, о которых я и собираюсь тебе рассказать, но только если ты действительно этого хочешь. Поэтому отыщи десять причин. А пока я с тобой больше не буду разговаривать.

Весь остаток дня я напряженно думала. А подумать было о чем. Во всяком случае, я решила никому не рассказывать о своем открытии.

Мне не хотелось, чтобы Мани стал жертвой бесчисленных экспериментов ученых. Я представила себе, как его запирают в тесную клетку и подключают к нему провода. Нет, такого не должно быть. Значит, мне нельзя никому рассказывать, что Мани умеет говорить. Кроме того, я решила не задавать себе слишком много вопросов насчет Мани и его чудесных способностей, так как чувствовала, что мне это ничего не даст.

Однако я все еще не была убеждена в том, что мне стоит всерьез размышлять о деньгах. И тут мне вспомнилось изречение мудрого китайца: «Берись за большие дела, пока они еще маленькие…» Что бы это значило?

Внезапно мне пришла в голову одна мысль. Наши соседи взяли Генри, терьера, когда ему было уже пять лет. Он абсолютно никого не слушался. Соседи постоянно говорили, что его уже поздно исправлять. Вероятно, собаку легче научить чему-то, пока она еще совсем маленькая.

Видимо, в том, что касается денег, мои родители были как Генри. Кроме того, у меня сложилось впечатление, что Мани знает, о чем говорит. Итак, мне нужно было найти десять причин, по которым я хочу быть богатой. Это оказалось нелегким делом. Ведь для того, чтобы исполнить большинство моих желаний, мне требовалось не так уж много денег.

Спустя три часа список был готов:

1. Велосипед с восемнадцатью скоростями.
2. Столько компакт-дисков, сколько захочу.
3. Красивые спортивные туфли, о которых я уже давно мечтаю.
4. Подолгу говорить по телефону со своей лучшей подругой, которая живет в двухстах километрах от нас.
5. Следующим летом поехать в США по программе обмена школьниками, чтобы лучше освоить английский язык.
6. Подарить родителям деньги, чтобы они не выглядели такими несчастными. Помочь им выбраться из долгов.
7. Пригласить всю семью на праздничный ужин в итальянский ресторан.
8. Помочь бедным детям, которым живется еще хуже, чем мне.
9. Черные модные джинсы.
10. Компьютер, лучше всего ноутбук.

Когда со списком было покончено, мне вдруг и в самом деле захотелось быть богатой. Ведь богатые люди могут позволить себе все эти вещи и еще много чего интересного. Кроме того, составляя список, я вдруг подумала о своей подруге Дженни. Я решила спросить у Мани, можно ли мне будет рассказать Дженни обо всем, что я узнаю о деньгах. Я с нетерпением ждала, когда наступит четыре часа. Тогда я узнаю, как стать богатой…

Копилка мечты и альбом мечты

Мне с трудом удавалось сосредоточиться на уроках.

Когда пробило четыре часа, я мигом выскочила в сад. Белый лабрадор уже ждал меня. Я быстро нацепила поводок, и мы отправились в лес. Я не решалась заговорить с ним, пока мы не доберемся до нашего укромного местечка в зарослях ежевики. Чтобы туда попасть, надо пробраться на четвереньках по пятиметровому туннелю. Внутри я расчистила пространство, и там стало очень уютно. Никто, кроме меня и Мани, не знал об этом месте. Здесь мы были в безопасности.

Меня буквально трясло от волнения. Кто знает, заговорит ли Мани со мной еще раз? У меня было так много вопросов, но я вспомнила, что мы договорились беседовать только о деньгах, и молча ждала.

Мани взглянул на меня:

– Кира, ты убедилась в том, что быть богатой не так уж плохо?

– Конечно, – поспешно ответила я и достала из кармана свой список.

– Прочитай мне то, что ты написала.

Я перечислила свои десять пунктов.

– А какие из них для тебя самые важные? – спросил он.

– Все важные.

– Вот тут я тебе не верю, – возразил Мани. – Я все же попрошу тебя еще раз внимательно просмотреть список и отметить три самых важных пункта.

Я еще раз сосредоточилась на перечне и вновь прочитала каждый из пунктов. Было очень трудно решить, какие из них для меня важнее всего. В конце концов я справилась с задачей и обвела кружком три желания:

1. Следующим летом поехать в США по программе обмена школьниками.

2. Компьютер, лучше всего ноутбук.

3. Помочь родителям выбраться из долгов.

– Это очень веские причины. Выбор сделан с умом, – похвалил меня Мани. – Поздравляю!

Я ощутила гордость. И все же смысл этого выбора был мне не совсем понятен. Мани, как всегда, читал мои мысли, поэтому я тут же получила ответ:

– Большинство людей сами не знают, чего хотят. Они знают только, что им нужно больше, чем у них есть. Легче всего представить жизнь как громадный магазин, рассылающий товары по заказам из каталогов. Если ты просто напишешь им, что тебе нужно что-нибудь красивое, то ничего не получишь. Так же обстоит дело и с нашими желаниями. Их надо точно знать.

Я усомнилась:

– Значит, если я знаю свои желания, то все получу?

– Разумеется, для этого надо приложить какие-то усилия, – ответил Мани. – Но первый и самый главный шаг ты уже сделала.

– Просто записав свои мечты?

– Да. А теперь возвращайся к своим желаниям каждый день. Вспоминай о них. В этом случае тебе будет легче разглядеть возможности, которые помогут их осуществить.

– Сомневаюсь, что из этого что-нибудь получится, – задумчиво сказала я.

Мани с серьезным видом взглянул на меня.

– Если ты так будешь к этому относиться, то ничего и не получится. Но ты можешь сделать три вещи, которые помогут тебе изменить свое отношение. Во-первых, я рекомендую тебе взять пустой фотоальбом и сделать из него альбом мечты. Найди картинки, изображающие то, что ты хочешь иметь, и вклей их в альбом. Мы ведь мыслим образами.

– Как это – образами? – спросила я.

– Это значит, что твои мысли состоят не из букв. Если ты думаешь о Калифорнии, то что ты при этом видишь: слово «Калифорния» или определенные картины?

Мани был прав. Конечно же, мне сразу представились Диснейленд, Сан-Франциско, Голливуд и т. д.

– А где найти такие картинки? – поинтересовалась я.

Мани задумчиво взглянул на меня и так смешно приподнял складки кожи над глазами, будто хотел посмеяться надо мной.

– Ну хорошо, – поспешно сказала я. – Фотографию компьютера я найду в проспекте, а картинки про США получу, например, в организации, которая занимается обменом школьниками. Но я все же не совсем понимаю…

– Иногда и не требуется в точности понимать, что и почему происходит. Вот ты можешь, к примеру, объяснить, что такое электричество? – спросил белый лабрадор.

К такому вопросу я была не готова. Почему Мани спросил именно об электричестве? О силе тяготения я бы еще могла что-то рассказать. Мы об этом недавно говорили в школе.

– Вот видишь, – невозмутимо продолжал лабрадор. – Однако ты можешь нажать выключатель, и загорится свет, хотя ты и не знаешь, что такое электричество. Мы, собаки, не очень любим теоретические рассуждения. Нам достаточно знать, как все это действует. Итак, заведи фотоальбом и начинай вклеивать туда картинки.

– Но ведь я просто поинтересовалась, – промямлила я.

– И это правильно. Но не позволяй, чтобы кто-то отговорил тебя от тех или иных поступков только потому, что ты чего-то не понимаешь. Слишком многие люди тянут с делами до бесконечности лишь потому, что не могут все понять до конца. Лучше просто начать действовать.

– Хорошо, – согласилась я, – я попробую.

– Надо не пробовать, а делать, – перебил меня Мани. – Человек, который собирается попробовать, ожидает, что у него что-то может и не получиться. Когда ты намерена «только попробовать», то это всего лишь отговорка. Никакого «попробую» быть не может. Либо ты что-то делаешь, либо нет.

Я задумалась. Кто-то из хорошо знакомых мне людей постоянно повторял: «Я попробую…» Да ведь это же мой папа! Он всегда говорил, что сегодня «попробует» уговорить нового клиента. И чаще всего у него это не получалось. Пожалуй, Мани прав. Возможно, все зависит от слова «попробую». И я решила попробовать никогда больше не произносить это слово.

Мани тихонько зарычал. Вот тебе и на: оказывается, я, сама того не замечая, употребила запретное слово.

– Не так-то это просто, правда? – поинтересовался он.

Я вспомнила, что лабрадор говорил о трех вещах, которые мне надо сделать, чтобы поверить в исполнение своих желаний. Первое – это альбом мечты. А что еще?

Объяснение последовало тут же:

– Второе, что тебе надо сделать, – это каждый день по нескольку раз смотреть на картинки и представлять себе, что ты уже в Америке, что у тебя уже есть компьютер и что ты гордишься своим отцом, потому что он разделался с долгами.

– Но это же просто мечты, – возразила я. – Мама всегда говорит, что нечего попусту мечтать.

– Это называется воображать, – терпеливо поправил меня Мани. – Все люди, которые чего-то добились в жизни, сначала мечтали об этом. Они каждый раз представляли себе, какой будет их жизнь, когда они достигнут своих целей. Конечно, недостаточно просто мечтать. Видимо, это мама и пыталась тебе внушить.

Мне все это показалось очень странным. Лекцию о деньгах я представляла себе совсем по-другому.

– Это и называется учеба, – тут же последовал ответ. – Ты знакомишься с новыми мыслями и идеями. Продолжая мыслить так же, как и раньше, ты всегда будешь получать один и тот же результат. Поскольку многое из того, что я собираюсь тебе рассказать, покажется абсолютно новым, советую не делать выводов до тех пор, пока не начнешь действовать. Никто не может достичь конечной цели, если не представляет себе, в чем она заключается. В нашей жизни растет и развивается лишь то, на чем мы сосредоточиваем свои мысли. Большинство людей думают о том, чего они не хотят, а не о том, что им нужно.

Я невольно вспомнила тетю Кристель. Она постоянно уверяла всех, что ничего хорошего ей ожидать не приходится и что у нее на такую жизнь никаких нервов не хватит. Именно так и случалось. Любая мелочь становилась для нее трагедией. Вспомнился мне и папа. Он все время думал о тяжелой ситуации, в которой мы очутились, а она от этого становилась только хуже.

– Третье, что тебе предстоит сделать, – это завести копилки мечты, – продолжал Мани.

– Копилки? – разочарованно протянула я.

– Да, потому что без денег ты не доберешься до Калифорнии. А самый лучший способ обзавестись деньгами – это сделать себе копилку. Возьми для этого любую банку или коробку и напиши на ней название своей мечты. Но для каждого желания надо завести отдельную копилку. Складывай туда все деньги, которые тебе удастся сэкономить.

У меня в голове тут же возникла масса возражений:

– Но тогда мне придется сделать слишком много копилок. И даже если я буду в каждую банку класть по одному евро, то только к двадцати годам скоплю достаточную сумму. Кроме того, у меня просто не останется денег ни на что другое.

Мани спокойно смотрел на меня.

– А тебе не кажется, что ты начинаешь думать прежде всего о том, почему у тебя ничего не получится?

– Бывает иногда, – пробурчала я. – Но давай лучше подумаем, как сделать так, чтобы получать больше карманных денег. Если бы мне давали в два раза больше, было бы просто отлично.

– Ты мне, пожалуй, не поверишь, Кира, – серьезным голосом сказал Мани, – но, даже если тебе будут давать в десять раз больше, твои проблемы от этого не уменьшатся. Ведь чем больше становятся наши доходы, тем быстрее растут расходы.

Мне это показалось слишком преувеличенным. Если бы у меня было в десять раз больше денег, то я бы уж точно жила как в раю. Но Мани не унимался:

– Посмотри на своих родителей. У них ведь не в десять, а в сотни раз больше денег, чем у тебя. И все же они не справляются. Важно не количество денег, а то, как мы обращаемся с тем, что у нас есть на данный момент. Если мы этому научились, значит, созрели для того, чтобы денег у нас стало больше. Но это я объясню тебе позже. А теперь давай вернемся к копилкам. Может быть, стоит начать?

– Но я не справлюсь с таким количеством копилок, – возразила я.

– Именно для этого ты выбрала из своего списка самые важные желания, – объяснил Мани.

Я еще раз взглянула на список. Правильно, важнее всего для меня были поездка в Америку, компьютер и помощь родителям. Для первых двух желаний я могла завести себе копилки, а вот что касается родительских долгов, то эта затея казалась мне безнадежной.

– Все правильно, – сказал Мани, прочитав мои мысли. – О долгах мы поговорим в следующий раз. Все это намного легче, чем ты думаешь. Значит, тебе нужны только две копилки. С этим ты справишься.

– Хорошо, я попр… то есть сделаю, – пообещала я.

– Тогда начинай прямо сейчас.

– Как? Прямо сейчас?

Лабрадор кивнул. Я закрыла глаза и для начала представила себе, как делаю домашние задания на компьютере. Выполненные работы выглядели намного аккуратнее, и мне гораздо легче было исправлять ошибки. Благодаря этому у меня, пожалуй, и оценки станут лучше. Кроме того, в компьютере будет столько разных игр!.. Затем я представила себе, как проведу три недели в Сан-Франциско. Я буду гостить в какой-нибудь симпатичной семье, заведу себе подружку, и мы будем весело проводить с ней время. У меня еще никогда не было такой подруги, которая бы так хорошо понимала меня. И я так многому смогу научиться. Там ведь все по-другому…

Попутно я представила себе, как папа провожает меня в аэропорт. Он радуется, потому что у него больше нет долгов. Отец гордится этим, и настроение у него такое замечательное, что он даже насвистывает песенку. Лучше бы папа этого не делал, потому что свистит он ужасно фальшиво. Но мне это все равно нравится.

Спустя некоторое время я открыла глаза.

– Ну как? – сразу же поинтересовался Мани.

– Отлично, – сказала я. – Мне все это очень понравилось. Но я все равно не понимаю, как это мне поможет.

– Вспомни про электричество, – возразил Мани. – Тебе необязательно это понимать. Ты должна только знать, что это действует. Честно говоря, я и сам не могу тебе этого подробно объяснить. Одна мудрая чайка как-то сказала: «Прежде чем куда-то лететь, надо быть уверенным, что долетишь». Ты должна представить себе, что у тебя все это уже есть. Так желания превратятся в потребности. Мечта полететь в Сан-Франциско со временем окрепнет. Чем чаще ты будешь об этом думать, тем сильнее она станет. И тогда ты начнешь искать возможность исполнить свое желание. А возможностей, Кира, предостаточно. Но ты сможешь разглядеть их только в том случае, если будешь искать. А искать ты будешь только тогда, когда твое желание станет слишком сильным. А сильным оно станет, если ты будешь постоянно представлять его себе.

– Наверное, ты прав, – сказала я задумчиво. – Я никогда всерьез не думала о Сан-Франциско. Однажды я осторожно поинтересовалась о поездке у мамы, но она сразу же заявила мне, что об этом нечего и мечтать. Я и не мечтала. Теперь я думаю об этом уже по-другому.

Мани с довольным видом заворчал:

– Уже за одно это могла бы угостить меня чем-нибудь вкусненьким.

Я испуганно взглянула на него. С тех пор как Мани стал моим учителем, я уже не воспринимала его как собаку. Я быстренько достала пару принесенных с собой кексов, которые он тут же с аппетитом проглотил.

Мне хотелось задать ему еще много вопросов. В его истории было столько всяких тайн! Но Мани сказал, что будет говорить со мной только о деньгах, поэтому я оставила свое любопытство при себе. Однако один вопрос все же не давал мне покоя:

– Мани, откуда ты все это знаешь?

– Собаки вообще очень умные.

– А как же с боксерами и пуделями?

Мани расхохотался:

– Я жил у одного очень богатого человека. Но об этом мне сейчас не хочется говорить. Когда-нибудь ты все узнаешь. А теперь пойдем домой. Уже довольно поздно.

Мани был прав. Подходило время ужина. Мы побежали к дому. Однако есть я не могла, у меня не было аппетита. Мама озабоченно взглянула на меня:

– Кира, у тебя проблемы?

Я только глубоко вздохнула. Что я могла ей сказать? Мне еще очень о многом надо было подумать. Оставалось столько нерешенных вопросов!

Наконец-то мы покончили с ужином. Я ушла в свою комнату и сразу же взялась за работу. Мне нужен был фотоальбом. Я взяла старый альбом со стихами и решила, что он вполне подойдет. Теперь мне нужно было вклеить туда фотографии компьютера и Калифорнии. Но у меня не было ни фотографий, ни проспектов – вообще ничего. Я вдруг поняла, что не слишком серьезно относилась к своим желаниям, поэтому решила завтра же достать нужные проспекты. Теперь можно было взяться за копилки.

В конце концов я нашла старую коробку из-под конфет. В крышке я сделала прорезь, как в копилке, и фломастером написала большими буквами «НОУТБУК». Затем я заклеила крышку липкой лентой. Может быть, мне удастся добыть большую фотографию, чтобы наклеить на крышку. Тогда вся коробка будет похожа на ноутбук, только с прорезью для монет. Эта идея мне понравилась. Потом я взяла пустую коробку от папиных сигар и написала на крышке «Сан-Франциско».

Откинувшись в кресле, я подумала: «Копилки у меня уже есть. А что же я туда положу?» В то время я получала на карманные расходы по 12 евро в месяц. За них можно было купить себе один компакт-диск. Я задумалась. Если я положу в каждую коробку по 3 евро, то мне не хватит денег даже на один диск. Решение было не из легких. Может быть, будет лучше, если я буду покупать себе диски не каждый месяц, а только один раз в два или три месяца? Тогда можно будет сэкономить половину карманных денег. Эта идея мне понравилась, и я положила по 3 евро в каждую копилку.

Я с гордостью смотрела на копилки. Меня переполняла уверенность в том, что все получится. Настроение сразу улучшилось.

Я легла в постель. Меня не покидало ощущение радости. Я так многому научилась сегодня! Моя жизнь стала такой интересной! Наверняка ни у кого еще не было такого необычного пса. В конце концов я уснула. Мне снились Мани, Америка и компьютер.

Мальчик Дэрил, который много зарабатывал

Кира, пора вставать! – услышала я мамин голос.

Если бы она меня не разбудила, я бы обязательно проспала. Иногда так хочется поспать подольше, чтобы досмотреть интересный сон…

Я потянулась в кровати. Мама раздвинула шторы, и в комнате стало светло. Она неодобрительно посмотрела вокруг: в детской царил беспорядок. Вдруг ее взгляд упал на мои копилки мечты. Мама взяла их в руки и, прочитав надписи «Ноутбук» и «Сан-Франциско», нахмурилась.

– Это что еще за фокусы? – спросила она.

Я покраснела. Мне вдруг стало жарко.

– Ты же знаешь, что мне хотелось бы полететь в Америку. А еще я думала, что домашние задания лучше делать на компьютере. Так вот, я решила копить деньги, – ответила я.

Мама недоверчиво смотрела на меня. В каждой руке у нее было по копилке. Она потрясла их. Монеты загремели в коробках.

– И впрямь деньги, – удивилась она. – Сколько же там?

Мне эта беседа не доставляла никакого удовольствия.

– По 3 евро, – тихо пробормотала я.

– Вот как? По 3 евро на компьютер и на поездку в США. Ну, ждать осталось совсем недолго, – захихикала мама. – Если тебе на поездку нужно полторы тысячи, то получается… – она начала считать в уме, – 3 евро в месяц умножить на двенадцать – это 36 евро в год. Умножить на десять лет – это 360 евро… Получается, что ты сможешь полететь через сорок лет!

Закончив подсчеты, она расхохоталась.

Я страшно не любила, когда мама надо мной смеялась. Я казалась себе такой глупой, что у меня на глазах выступили слезы. Мне не хотелось, чтобы мама видела меня плачущей, поэтому я боролась со слезами, как могла, но безуспешно, и это привело меня в еще большее бешенство.

Мама вышла из комнаты и крикнула отцу:

– Георг, у нас не дочь, а финансовый гений. Она скоро летит в Сан-Франциско. Ха-ха-ха!

Я не могла больше сдерживаться и закричала:

– И полечу, вот увидите. На следующий год летом. А вам даже открытку оттуда не пришлю! Можете сидеть тут со своими долгами. Я вам помогать не собираюсь!

Захлопнув дверь, я бросилась на кровать и разрыдалась. Я злилась на себя из-за того, что не смогла сдержаться. Мне хотелось растоптать копилки. Конечно же, из этой затеи ничего не получится. Просто смешно! Сразу же после школы расскажу Мани, что все это не имеет смысла. Полететь в Америку, будучи уже бабушкой! Ничего себе!

Это был далеко не самый мой лучший день в школе. Я никак не могла собраться. Хорошо хоть контрольной не было. Я бы ее точно завалила. Мне даже не хотелось разговаривать со своей соседкой по парте Моникой, а ведь она моя подруга. Я просто тупо смотрела перед собой и не могла дождаться, когда закончатся уроки. Моника не выдержала моего молчания и написала мне записку. Я сунула ее в джинсы, не читая.

На перемене я вышла во двор. Мне хотелось побыть одной. Но Моника выбежала вслед за мной и догнала меня. У нее был обиженный вид.

– Что с тобой? – спросила она. – Заболела или потеряла что-нибудь? Может, с родителями поругалась? Не переживай, все уладится. А может, хозяин Мани нашелся?

– Ничего подобного, – оборвала я ее, иначе она замучила бы меня своими вопросами.

Она вообще любит поговорить и к тому же не умеет хранить секреты. Поэтому наш староста Ясон говорит, что рассказать что-нибудь Монике – это то же самое, что написать в газету.

Но Моника не сдавалась. Как и все люди, которые любят поговорить, она была очень любопытна. Я знала, что она не оставит меня в покое, поэтому задумалась над тем, что ей можно рассказать, чтобы не навредить Мани. Я решила сообщить ей о своих копилках и о том, что мама меня высмеяла. Закончив свой рассказ, я добавила:

– Мне нужно много денег, и очень срочно.

Моника с непонимающим видом смотрела на меня:

– Так попроси у бабушки с дедушкой. Они тебе дадут. Я бы так и сделала.

– Моника, у них самих едва хватает на то, чтобы свести концы с концами.

– Ну… тогда у дяди или у тети.

– Ты меня сейчас доведешь. У меня нет богачей в семье, в отличие от тебя, так что никаких шансов.

– Ладно, допустим, что тебе не у кого попросить денег. Но я знаю одно: ты слишком быстро сдаешься. Ты даже не пытаешься. Ты всегда думаешь о том, что не получится. Так конечно ничего не будет!

Ее последние слова заставили меня прислушаться. Что-то похожее говорил мне и Мани. Возможно, в этом был смысл. У Моники было много недостатков, но одного у нее нельзя было отнять: она и в самом деле никогда не сдавалась. В школе Моника не блистала талантами, но умудрялась как-то одолеть все контрольные работы и тесты.

Перемена закончилась, и мы вернулись в класс. Про себя я подумала, что действительно нельзя быть такой пессимисткой.

Когда уроки закончились, я побежала домой, пообедала, взяла Мани и отправилась с ним в лес. Я с трудом дождалась, пока мы доберемся до нашего укромного местечка. Оказавшись на месте, я выпалила:

– У меня только одни неприятности от твоих идей. Мама подняла меня на смех, когда обнаружила копилки. Она подсчитала, что мне потребуется сорок лет, чтобы полететь в Америку. Тогда я буду уже бабушкой.

Мани молча смотрел на меня. Потом он опустил голову, вид у него был очень грустный. Наконец я услышала его тихий голос:

– Ты действительно хочешь в Америку и тебе действительно нужен ноутбук?

– Конечно, – решительно заявила я и даже сама себе удивилась. Копилки, недоделанный альбом мечты и все, что я себе представляла, каким-то образом придали мне уверенности.

– Хорошо, – Мани не отрываясь смотрел на меня. – Это самое главное. Неважно, каким образом у тебя все это появится. Главное – сильно захотеть. В противном случае ты сдашься, как только возникнут первые трудности.

Он был прав. Размолвка с мамой только добавила мне упрямства. Я обязательно должна была исполнить свою мечту.

– Я ведь не говорил, что будет легко, – продолжал Мани.

– Да, но от мамы я такого не ожидала.

– Проблемы, которые задевают нас за живое, всегда приходят оттуда, откуда не ждешь. Но теперь давай подумаем, где взять деньги до того, как ты станешь бабушкой.

– Бесполезно, – ответила я. – Я уже говорила с Моникой. У меня нет богатых родственников, у которых можно было бы попросить денег. Я просто в отчаянии.

Мани раздраженно начал рыть лапой землю:

– Ты слишком сосредоточена на том, что у тебя ничего не получится. Ты ведь можешь заработать деньги.

Я и сама разозлилась на себя. Я ведь собиралась избавляться от своего пессимизма. Но как девочке двенадцати лет заработать деньги? И тут мне пришла в голову идея:

– Я могла бы, например, подстригать наш газон за несколько евро.

Мани, казалось, не разделял моего энтузиазма.

– Ты ведь живешь в семье и сама пользуешься садом. Ты и так должна помогать по дому, не требуя за это никаких денег. Родители ведь тоже многое для тебя делают, но не выставляют за это счет.

– А как же я тогда заработаю, скажи на милость?

– Нет ничего проще, – ответил Мани. – Немного позже я расскажу тебе историю одного мальчика, Дэрила. Он уже к семнадцати годам заработал себе несколько миллионов, хотя был самым обычным ребенком. Но до этого я должен сказать тебе одну очень важную вещь. Заработаешь ты деньги или нет, зависит вовсе не от того, придет ли тебе в голову хорошая идея. Неважно даже, насколько усердно ты будешь работать. Главное – это уверенность в себе.

– Уверенность в себе? А какое это имеет отношение к деньгам?

Мани встал, всем своим видом показывая, что собирается сказать что-то очень важное:

– От уверенности зависит, считаешь ли ты себя способной на что-то, веришь ли ты в себя. В противном случае ты даже не возьмешься за работу. А если не возьмешься, то ничего и не сделаешь.

Не знаю, правильно ли я его поняла, но мне вспомнилась одна история. Недавно я просто забыла подготовиться к контрольной работе. Одноклассники напомнили мне о ней только утром в школе. Я знаю, что запоминаю очень быстро, поэтому решила прогулять урок рисования и сидела с учебником на скамейке в школьном дворе. Пусть и не на «отлично», но контрольную я все же написала. Но если бы я не была уверена в себе, то даже не стала бы готовиться.

– Прекрасно, – с торжествующим видом произнес Мани. – Это как раз и есть уверенность в себе.

Я опять забыла, что он может читать мои мысли.

– Мне кажется, у меня не слишком много этой уверенности, – задумчиво сказала я.

– Это верно, но ты легко можешь ее приобрести. Хочешь узнать как?

– Конечно, – поспешно ответила я.

– Тогда я объясню тебе. Берешь чистую тетрадь и пишешь на обложке: «Дневник успеха». А потом начинаешь записывать туда вещи, которые тебе удались. Лучше всего делать это ежедневно и каждый раз находить не менее пяти успехов – пусть даже мелких. Поначалу будет нелегко. У тебя будет возникать вопрос, считать ли то или иное событие успехом. В случае сомнений склоняйся к тому, что это все же успех. Лучше, если у тебя будет больше уверенности в себе.

Помолчав некоторое время, Мани продолжил:

– Начни прямо сейчас. А мы с тобой встретимся после ужина. Тогда я расскажу тебе историю Дэрила.

Мне, конечно, хотелось послушать про Дэрила прямо сейчас, но я с каждым разом все больше доверяла словам Мани. Похоже было, что он знает, о чем говорит. Поэтому я согласилась с ним, и мы отправились домой.

Вернувшись, я сразу же пошла в свою комнату и нашла старую тетрадь по химии, в которой было исписано всего несколько страниц. Я вырвала их, а на обложку наклеила новую этикетку, на которой написала: «Дневник успеха».

Развернув тетрадь, я поставила сегодняшнюю дату и приготовилась писать. Что же особенного мне вчера удалось? Долгое время ничего не приходило в голову, за исключением того, что я завела себе копилки мечты. Но я не была уверена в том, что мне это чем-то поможет, поэтому сомневалась, стоит ли писать о них в дневник.

Но тут я вспомнила слова Мани: «Поначалу тебе трудно будет определить, считать ли то или иное событие успехом. В случае сомнений склоняйся к тому, что это все же успех».

И я начала писать:

1. Я сделала две копилки мечты, хотя и сомневаюсь, что они мне помогут. Но если бы я этого не сделала, то тогда уж точно не помогли бы.
2. Я положила в каждую копилку по 3 евро.
3. Я начала делать альбом мечты.
4. Сегодня я сделала первую запись в дневник успеха.
5. Я решила заработать много денег.
6. Я обещала себе не сдаваться.
7. Я много узнала о деньгах и о том, как их зарабатывать.

Взглянув на написанное, я ощутила гордость за себя. Не много найдется детей, способных на такое. Но вместе с тем я ощущала какое-то странное чувство, хотя такое, наверное, бывает со всеми необычными людьми.

Однако пора уже было браться за уроки. Закончив с домашними заданиями, я поужинала и пошла с Мани в лес. Было лето, поэтому темнеть начинало поздно. И хотя мама без особого удовольствия отнеслась к тому, что я отправляюсь в лес вечером, мне обязательно нужно было поговорить с Мани.

Во-первых, я с гордостью сообщила ему, что действительно нашла пять пунктов для дневника успеха. Мани был доволен. Я с нетерпением ждала историю про Дэрила, и Мани не стал долго испытывать мое терпение:

– Эту историю рассказывал сам Дэрил, а я лежал рядом и слушал. Все началось с того, что однажды, когда Дэрилу было восемь лет, ему захотелось сходить в кино. Денег у него не было, и перед ним возник главный вопрос: попросить деньги у родителей или заработать самому? Он выбрал второе.

Сделав лимонад, Дэрил вышел на перекресток и попытался продать его прохожим. К сожалению, был промозглый зимний день и никто у него ничего не купил, за исключением двух людей. Это были его отец и мать. Но он был знаком с одним крупным бизнесменом. Когда Дэрил рассказал мужчине о своей неудаче, тот дал ему два важных совета: «Всегда пытайся решать проблемы окружающих. Это поможет тебе заработать много денег. И делай прежде всего то, что ты знаешь, умеешь и имеешь». Это были очень ценные советы. Ведь восьмилетний мальчик умел еще не слишком много. Идя по улице, он размышлял, какие проблемы бывают у людей и какие возможности есть у него, чтобы эти проблемы разрешить. Это было не так просто. В голову не приходило ни одной подходящей идеи. Но однажды отец невольно натолкнул его на мысль. За завтраком он попросил Дэрила принести газету.

Всем известно, что почтальоны в Америке оставляют газеты в почтовом ящике у калитки. Если человек уютно расположился за завтраком в домашнем халате и решил почитать газету, то ему приходится выходить из теплого дома на холод и дождь. Может быть, пройти надо всего двадцать или тридцать метров, но это бывает очень неприятно. Пока Дэрил нес газету отцу, у него родилась идея. В тот же день он обошел всех соседей и предложил им за доллар в месяц каждое утро подкладывать газету прямо под входную дверь. Большинство соседей согласились. Вскоре у Дэрила было больше семидесяти клиентов. Собирая с них в конце месяца по доллару, он чувствовал себя на вершине блаженства. Дэрил был доволен, но ему хотелось большего. Войдя во вкус, мальчик начал искать другие возможности и вскоре нашел их. Он предложил своим клиентам еще за доллар в месяц оттаскивать их мешки с мусором от входных дверей к мусорным контейнерам. В отсутствие хозяев Дэрил присматривал за домами, ухаживал за домашними животными и поливал цветы. Но он никогда не соглашался на почасовую оплату, потому что это ограничивало бы его по времени и мешало бы искать другие возможности для заработка. В девять лет мальчик научился пользоваться компьютером отца и стал самостоятельно составлять рекламные объявления. Кроме того, он начал записывать все идеи относительно того, как дети могут заработать деньги. Вскоре таких идей накопилось очень много. Мать помогала Дэрилу вести «бухгалтерию», чтобы он не забыл, с кого и когда должен получить деньги. Мальчик подключил к своей работе и других детей. За то, что они ему помогали, он платил им половину своего заработка. Вскоре деньги стали сами течь к нему в карман. На Дэрила обратил внимание один издатель и предложил ему написать книгу под названием «250 советов детям, как заработать деньги». Книга имела необычайный успех. Таким образом, Дэрил уже в двенадцать лет стал автором бестселлера. К нему стали обращаться с телевидения и приглашать в различные шоу. Вскоре выяснилось, что он очень естественно держится перед камерой и пользуется популярностью у зрителей. В пятнадцать лет ему предложили стать ведущим собственного телевизионного шоу. Теперь он начал зарабатывать просто бешеные деньги.

К семнадцати годам у Дэрила было уже несколько миллионов долларов.

Закончив свой рассказ, Мани спросил:

– Как ты думаешь, какой момент стал решающим для его успеха?

Я все еще находилась под впечатлением от услышанного. Я хотела ответить, что главным было телевизионное шоу. Но без книги Дэрил никогда не попал бы на телевидение. А книгу он не смог бы написать, не добившись успеха в зарабатывании денег…

Мани прервал ход моих мыслей:

– Совершенно верно. Все началось именно тогда, когда Дэрил сосредоточился на том, что он умеет, знает и имеет. И этого хватило для того, чтобы заработать столько, сколько и многим взрослым не под силу. Ведь взрослые часто всю свою жизнь думают только о том, чего они не умеют, не знают и не имеют.

– Значит, это опять уверенность в себе, – догадалась я. – Но вот только получится ли у меня? В Америке все намного проще…

Мани громко гавкнул три раза.

Я вздрогнула. Ведь Мани практически никогда не лаял. Я испуганно огляделась по сторонам. Может, какая-то опасность? Но никого не было видно. И вдруг до меня дошло то, что я только что сказала. Я чуть было не укусила себя за язык. Ведь я сосредоточилась как раз на том, чего не умею и не имею. Да, я живу не в Америке. Но и здесь наверняка должны быть какие-то возможности.

Мани удовлетворенно заворчал:

– Молодец! Теперь мы оба заслужили с тобой чего-нибудь вкусненького.

Я быстро вытащила из кармана припасенное печенье, и Мани с аппетитом его проглотил.

Я вдруг почувствовала себя намного увереннее. Возможность заработать деньги обязательно найдется. Я потрепала Мани по загривку. Ему это, очевидно, очень нравилось. Он заурчал, словно котенок. Через несколько минут мы отправились домой.

Заработки моего кузена

После этого разговора мне было о чем подумать. Я лежала на кровати и размышляла. Мне обязательно нужно было найти возможность заработать много денег. Но как это сделать и с чего начать? Конечно, Дэрил – молодец. Но ведь это скорее исключение. К тому же в Америке все намного проще. Родители, видимо, разрешали ему очень многое. Вдобавок я девочка, и еще очень маленькая…

Тут мне опять вспомнилось, что Мани рассказывал про уверенность в себе. Если я буду больше верить в себя, то все будет даваться легче. Я чуть снова не попалась в собственную ловушку.

Я решила опять заняться дневником успеха. Два пункта, которые стоит записать, сразу же пришли мне в голову:

1. Я умею хранить секреты.

2. Я не опустила руки, когда мама меня высмеяла.

Подумав немного, я нашла еще четыре «успеха».

Пока я все это записывала, меня не покидала мысль о том, нет ли среди моих знакомых кого-нибудь похожего на Дэрила. Было бы неплохо поговорить с таким человеком.

И вдруг я вспомнила о своем двоюродном брате Марселе. Он был всего на десять месяцев старше меня. Я виделась с ним всего один-два раза в год. Но, насколько я знала, у него всегда водились деньги. Характер у него был на редкость противный, поэтому мне никогда не хотелось с ним играть.

Но, может быть, он сможет мне помочь? Я тут же позвонила Марселю. К счастью, он еще не спал.

Услышав в трубке его голос, я сразу же выложила ему свою проблему:

– Привет, Марсель, это Кира. Мне нужно обсудить с тобой одну важную вещь. На следующий год я по программе обмена хочу полететь в Сан-Франциско, а для этого нужно много денег. Родители мне помочь не могут. Значит, надо как-то заработать.

– Нет ничего проще, – рассмеялся Марсель. – Но я, честно говоря, удивлен. Я все время считал, что ты глупая курица, которая только и умеет, что играть в куклы. Поэтому я с тобой никогда не говорил всерьез. И вдруг ты задаешь мне умный вопрос.

Мне захотелось тут же бросить трубку. Вот ведь наглец! Но я сдержалась:

– Вежливости от тебя не дождешься. Но, может быть, ты все-таки скажешь, почему у тебя всегда много денег?

– Я-то думал, что ты разревешься и бросишь трубку. Оказывается, ты все-таки не такая уж размазня, как я думал. Знаешь, на самом деле заработать деньги очень легко.

Если бы он знал, как мне трудно было сдержать слезы. Но я не подала вида и спросила:

– Неужели?

– Их можно найти где угодно, – довольным тоном продолжал Марсель. – Надо только смотреть по сторонам.

Все это было похоже на историю Дэрила. Но я все еще сомневалась:

– Марсель, у меня куча друзей, которые с удовольствием подзаработали бы. Но что-то они ничего не находят.

– Значит, не там ищут. Может быть, слишком много играют в куклы.

Я по-настоящему разозлилась. Если он еще раз скажет что-нибудь про кукол… Но он спокойно продолжал:

– Кира, ты когда-нибудь по-настоящему занималась поисками работы? Я имею в виду, сидела целый день и думала только о том, как заработать деньги?

Мне пришлось признаться, что за всю свою жизнь я даже и одного часа об этом не думала. По правде говоря, я всегда слишком быстро приходила к выводу, что все это бесполезно.

– Вот видишь, – продолжал Марсель, – поэтому ты ничего и не нашла. Кто не ищет, тот может рассчитывать в лучшем случае на удачу. Я расскажу тебе, каким образом зарабатываю деньги. У меня есть собственная фирма.

– Тебе ведь всего двенадцать лет, как и мне! – удивленно воскликнула я.

– И все же у меня есть фирма. Я разношу булочки, и у меня уже четырнадцать клиентов.

– Ничего себе фирма! – я чуть было не рассмеялась. – Это что-то вроде разносчика газет. Только вместо газет булочки.

– Мозгов у тебя, как у куклы, – проворчал Марсель. – Все совсем не так. Я разношу булочки только по воскресеньям. В этот день они стоят больше, чем в будни, а большинству людей лень куда-то ехать за ними. Поэтому я предлагаю им приносить заказ прямо на дом. Это наш булочник натолкнул меня на эту мысль. Он продает мне булочки по той же цене, что и в будние дни. Вот и выходит, что на каждой булочке я зарабатываю примерно 10 центов. Кроме того, я беру с каждого клиента по 75 центов за доставку. Получается, что, работая по воскресеньям не больше двух-трех часов, я зарабатываю больше 70 евро в месяц.

– Семьдесят евро! С ума сойти!

– И это еще не все, – с энтузиазмом продолжал Марсель. – Три раза в неделю после обеда я работаю в доме престарелых.

– Где? – удивленно переспросила я.

– В доме престарелых. Я делаю для стариков покупки или хожу с ними гулять. Иногда просто беседую с ними или играю в какие-нибудь игры. За это администрация платит мне 5 евро в час. В неделю выходит 35–45 евро. А в месяц – 150 евро.

– Значит, всего в месяц получается больше 200 евро? Классно! Но у меня поблизости нет дома престарелых…

– А кроме того, тебя зовут не Марсель и ты девочка, – насмешливым тоном сказал он. – Ты бы лучше думала не о том, чего у тебя нет, а о том, как найти возможность, чтобы было.

Ну вот опять! Я невольно вспомнила историю Дэрила. Он концентрировался на том, что он знает, имеет и умеет. А я зациклилась на доме престарелых, которого не было. И Мани все время говорит о том же самом.

– Лучше подумай о том, чем ты занимаешься с удовольствием, – прервал мои мысли Марсель, – а потом уже прикидывай, как этим заработать деньги. Я ведь именно так и пришел к своим булочкам. Я очень люблю ездить на велосипеде, а теперь еще и зарабатываю на этом деньги. Здорово! Вообще-то я каждый день заезжаю к новым людям и спрашиваю у них, не хотят ли они, чтобы я и им привозил булочки. Мне нужно довести число клиентов до пятидесяти. Тогда у меня будет больше 250 евро в месяц.

– Что-то мне ничего не приходит в голову.

– А чем ты любишь заниматься? – спросил Марсель.

– Я люблю плавать, играть в кук… с собаками, – быстро поправилась я.

– Вот видишь! – радостно воскликнул Марсель. – И как ты можешь на этом заработать?

– На собаках?

– Ну совсем тупая! Тебе ведь все равно приходится каждый день ходить гулять со своей собакой.

– Что значит «приходится»? – возразила я. – Я люблю гулять с Мани. И не называй меня тупой.

– В том-то и дело! Ты же можешь захватить с собой на прогулку еще одну собаку. За деньги.

Я была в восторге:

– Гениальная идея! Ты хоть и нахал, но не дурак.

Я быстренько поблагодарила Марселя и повесила трубку. Теперь можно было подумать и о планах.

Я была знакома практически с каждой собакой в округе, и они меня тоже знали. Многие из них мне очень нравились. Оказывается, можно зарабатывать деньги, просто гуляя с ними…

Голова была переполнена мыслями. Еще недавно я считала, что вся моя родня бедная. Но как только я всерьез задумалась о деньгах, то тут же нашла Марселя. Что-то в этом есть. Кто знает, к чему это еще меня приведет. Я опять вспомнила про Дэрила.

Хоть и с трудом, но мне в ту ночь удалось уснуть.

На следующий день в школе я думала только о своих планах. У нас по соседству жил Наполеон – помесь овчарки, ротвейлера и еще какой-то неизвестной породы. Его хозяин по внешнему виду напоминал вампира. Вот уже некоторое время на прогулку с Наполеоном выходила его жена, и ей это явно не доставляло удовольствия. Собака ее не слушалась и убегала при каждой возможности. Видимо, все дело было в том, что женщина просто не умела обращаться с собаками. А ее мужу было трудно ходить после инсульта.

Я решила поговорить с «вампиром» и его женой, хотя даже не знала, как их зовут.

По дороге домой я сделала небольшой крюк и подошла к дому, где жил Наполеон. У калитки вся моя смелость куда-то испарилась. Что я им скажу? Сколько денег у них попросить? Да и можно ли вести речь о деньгах? Я уже собралась уходить, но Наполеон, спавший в саду, узнал меня и подбежал к забору.

У него была привычка громко скулить. Хозяин подошел к окну, чтобы посмотреть, что там происходит, и спросил, что мне надо. Вот она – возможность! Я собралась с духом и выпалила:

– Я хочу полететь в США по программе обмена школьниками, и мне нужны деньги. Я хотела бы заработать их. Я видела, как ваша жена гуляет с Наполеоном, и чувствую, что ей это не нравится. Вот я и решила предложить вам каждый день выгуливать Наполеона. Что вы на это скажете?

У меня не хватало даже смелости взглянуть в лицо этому человеку. Я чувствовала, что вся покраснела.

– Думаю, что это прекрасная идея, – вполне дружелюбным тоном произнес он. – Зайди в дом, и мы спокойно обо всем поговорим.

Его жена открыла мне дверь, и мы прошли на кухню. Я все еще не решалась поднять глаза на «вампира» – настолько ужасно он выглядел. Поэтому я была рада, когда разговор начала его жена:

– Ты знаешь, для меня ходить с Наполеоном на прогулку три раза в день – это уж действительно слишком. Стоит только появиться другой собаке, и я не могу удержать его на поводке. А ты сможешь?

– Наполеон просто не отходит от Мани, – ответила я, – а Мани всегда рядом со мной. Давайте как-нибудь попробуем вместе.

– Я видел, как ты обращаешься с собаками, – вступил в разговор хозяин. – Думаю, что ни у кого это не получится лучше, чем у тебя. Элла, мы можем быть абсолютно спокойны. Эта девочка – прирожденная собачница. У меня такое впечатление, что она даже может разговаривать с ними.

Я с трудом сдержала улыбку. Если бы он только знал… Я украдкой взглянула на него, пока он разговаривал с женой. Вблизи «вампир» выглядел не таким уж и страшным – скорее загадочным. Похоже было, что жизнь его потрепала, но вид у этого человека был вполне добродушный. И еще мне показалось, что он очень умный.

– Давайте сначала познакомимся, – снова обратился он ко мне. – Мы – Элла и Вальдемар Ханенкамп.

– А меня зовут Кира. Кира Клаусмюллер, – представилась я в свою очередь.

– Очень приятно.

Господин Ханенкамп церемонно поклонился.

– Тогда я предлагаю тебе следующее: ты каждый день после обеда будешь выгуливать Наполеона и чистить его после прогулки. Кроме того, ты должна будешь научить его выполнять команды, – господин Ханенкамп на какое-то мгновение умолк, а затем спросил: – Что ты за это хочешь?

Я покраснела. Об этом я еще совершенно не думала. Супруги выжидательно смотрели на меня. Что же мне им сказать?

– Я даже не знаю, – тихо промолвила я.

– Тогда я предлагаю тебе один евро в день. Что ты скажешь?

Я подсчитала в уме. Выходило 30 евро в месяц. Это было втрое больше того, что мне давали на карманные расходы.

Да это же куча денег! Но мои собеседники истолковали мое молчание по-своему. Они решили, что это предложение меня разочаровало.

– А за каждый трюк, которому ты обучишь Наполеона, получишь еще 10 евро, – добавил Ханенкамп.

– Просто замечательно, – поспешила на этот раз ответить я. – Я очень рада. Вы очень милые люди.

Супруги удовлетворенно переглянулись.

– Ну, хорошо. Тогда сегодня после обеда и начнем, – предложила жена.

– Разумеется, – ответила я, после чего быстро попрощалась.

Мама, должно быть, уже заждалась меня к обеду.

Я бежала домой, не чувствуя под собой ног. Оказывается, зарабатывать деньги так просто! Я вся сияла и напевала что-то радостное.

Добежав до дома, я сразу же схватила Мани в охапку и прошептала ему на ухо, что теперь начну зарабатывать деньги. Он с торжественным видом подал мне лапу. Я видела, что он тоже очень рад.

Сразу же после обеда я позвонила Марселю и рассказала ему о своей работе.

– Вот видишь, Кира, все сработало, – только и произнес он в ответ.

Я была немного разочарована, так как ожидала, что Марсель меня похвалит. Но тут до меня дошло, что он впервые назвал меня по имени и ничего не сказал про «куриные мозги». Это уже хороший признак.

– Но я хочу обратить твое внимание на две важные вещи, – вновь послышался голос Марселя. – Во-первых, никогда не полагайся только на одну работу. Она может закончиться раньше, чем ты думаешь. Так что сразу же присмотри себе что-нибудь еще.

Мне показалось, что он слегка преувеличивает, тем не менее я решила последовать его совету.

– Во-вторых, обязательно возникнут какие-то проблемы, о которых ты сейчас даже подумать не можешь, – продолжал Марсель. – Вот тогда-то и будет ясно, размазня ты или человек, который может зарабатывать деньги, вроде меня. Когда все идет нормально, то заработать может каждый. Но только трудности показывают, кто есть кто.

Второй совет я не совсем поняла, но все же вежливо поблагодарила Марселя и отправилась вместе с Мани к Наполеону. Как я и предполагала, Наполеон оказался вполне приличным псом. Он страшно обрадовался, что ему разрешили поиграть с Мани. Оба до полного изнеможения носились за мячиком, который я принесла с собой.

Но когда нам по пути встречались другие собаки, удержать Наполеона было невозможно, поэтому я решила в ближайшие дни научить его командам «сидеть» и «лежать». Тогда при встрече с другой собакой я смогу подать ему команду, и он будет спокойно лежать.

 

Когда я вернулась домой, у нас в гостях была тетя Эрна. Она жила всего в тридцати пяти километрах от нас, но мы ее уже очень долго не видели. С тех пор как у нас появился Мани, она к нам еще не приезжала.

Едва мы успели поздороваться, как она увидела белого лабрадора. Мама объяснила ей, что собаку мы нашли, а ее прежний владелец так и не объявился. Тетя очень внимательно посмотрела на Мани и нахмурилась. Ее явно что-то беспокоило.

– И давно у вас эта собака? – спросила она, не отводя глаз от Мани.

– Примерно девять месяцев, – ответила мама.

– Похоже, я должна сообщить вам одну важную вещь, – серьезным голосом сказала тетя Эрна. – Я практически уверена, что знаю, чья она.

– Она моя! – воскликнула я.

Если Вам понравилась книга, ее можно купить и продолжить чтение

Пёс по имени Мани

Правообладателям: если Вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права — сообщите нам об этом.

Бизнес книги

В закладки:
Scroll Up