Простое лидерство

Книга Бодо Шефера и Бориса Грундль «Простое лидерство» – прекрасно зарекомендовавшая себя система, которая в самом доступном для восприятия формате раскрывает все аспекты эффективного руководства людьми.

Книга "Простое лидерство"

От авторов

Имена героев и места действия в этой истории в большинстве случаев изменены. Это сделано из уважения к людям, которые не хотят гласности.

В книге идет речь о принципах руководства, напоминающих о том, что всегда нужно учитывать три аспекта эффективного лидерства:

Задачи для разума (что надо делать?)

Вспомогательные средства для рук (с помощью чего надо делать?)

Принципы для сердца (как и зачем надо делать?)

Пролог

Люди – как музыкальные инструменты: их звучание зависит от того, кто к ним прикасается.

Вергилий

Пять членов правления компании «Грубер АГ» пребывали в напряженном ожидании. Человек, основавший эту фирму, которого они все с почтением называли Стариком, попросил их собраться в большом конференц-зале. Именно так: попросил. Он почти никогда ничего не приказывал – только задавал вопросы и делал предложения. Или просил о чем-то.

С тех пор как Старик отошел от управления компанией, все пошло по-другому. Правда, оборот и прибыль снизились совсем немного, но настроение у людей ухудшалось с каждым днем. Мало кто ходил на работу с удовольствием. Некоторые сотрудники, проработавшие на фирме долгие годы, уволились. Складывалось впечатление, что возникновение серьезных проблем для компании – это лишь вопрос времени. Разумеется, все пытались докопаться до причин, но однозначного объяснения никому так и не удалось найти. Правда, сотрудники частенько поговаривали между собой, что при Старике была ясна цель, а после его ухода не осталось никаких ориентиров.

И вдруг спустя три года он неожиданно вернулся. Побеседовал с несколькими сотрудниками, расспросил их о ситуации и понял, что не сделал в своей жизни чего-то очень важного.

Старик заявил руководителям фирмы, что их КЭ резко упал. Этим сокращением он частенько пользовался раньше. Оно означало «коэффициент эффективности». Данный показатель определяет эффективность работы человека: делает ли он то, что в состоянии сделать; добивается ли тех целей, которые перед собой поставил? Люди согласились со Стариком. Мало кто на фирме чувствовал в последнее время, что работает с полной отдачей.

А Старик продолжал: «Если ваша эффективность снизилась, то причина – в плохом управлении». Для него вся разница между успехом и неудачей в жизни заключалась в умении руководить. Старик пришел к выводу, что в компании «Грубер АГ» возникла управленческая проблема.

И тогда он объявил, что скоро в компанию придет «супербосс»: «Он может наладить систему руководства, которая не зависит от человеческого фактора».

Никто не понял, что имел в виду Старик, но все ожидали от будущего шефа чудес и надеялись, что он вернет людям атмосферу радости и уверенности в себе. Совершенно естественно, что каждый мысленно рисовал себе облик этого гения. Ведь это определенно должен быть гений, если Старик с таким восторгом говорит о нем. Возможно, он поведет дела так, как в свое время их вел сам Старик.

«Вы наконец поймете, что такое настоящий руководитель. И тогда каждый из вас быстро повысит свой КЭ. Вы сможете добиться намеченных целей», – сказал Старик.

И вот теперь пять руководителей ожидали появления этого «волшебника», которого Старик называл Луисом. Итак, в конференц-зале находились: начальник склада Эберхард Верлих, начальник отдела кадров Мануэла Херцлих, главный бухгалтер Готфрид Цуккер, главный маркетолог Инге Зальм и начальник отдела контроля Альфред Шпехт.

Часть I. История Луиса Берга

1. Первая встреча

– Доброе утро! – услышали собравшиеся в зале руководители. – Я – Луис Берг, – и в открытую дверь ровно в 9:15 въехала инвалидная коляска.

Все уставились на сидевшего в ней человека. На лице у каждого было написано удивление. Инвалид… Они ожидали появления гения – деятельного и энергичного человека, который мог бы стать для всех примером.

– Для чего вы сюда пришли?

Этот вопрос Берга прервал череду их мыслей. Ответом было молчание. Все испытывали неловкость от того, что так уставились на него.

– Я повторяю свой вопрос: для чего вы сюда пришли?

Впечатление было такое, что Луис Берг смотрит в глаза каждому из присутствующих.

На этот раз вопрос был услышан, и все задумались. Они пришли потому, что об этом их попросил Старик. Чтобы познакомиться с гениальным управленцем.

– Старик, то есть господин Грубер, попросил нас прийти, – отозвалась маркетолог Зальм.

– И вы, конечно, не строили никаких ожиданий относительно меня? – спросил Луис Берг.

В зале на пару секунд повисла тишина.

– Давайте поговорим начистоту, – вновь нарушил молчание Берг. – Вы ожидали кого-то другого. Того, кто может стать образцом для подражания и повести людей за собой, как в свое время Харальд Грубер. Гениального управленца.

Он некоторое время помолчал.

– Но мне не нравится слово «управленец». Ведь образ «сильной личности», во всяком случае в физическом смысле этого слова, ко мне, как видите, не подходит. Я управляю не с помощью силы. Поэтому предлагаю говорить о «лидере». Для меня это слово означает руководство без применения силы, без борьбы. И тем не менее, а возможно, именно поэтому мой друг Харальд попросил меня прийти сюда. Создание компании было грандиозным достижением. Но, когда три года назад он отошел от дел, оказалось, что без него никто и шагу ступить не может. Три года он ждал, давая своим преемникам шанс, но обстановка становится все хуже. Большинство сотрудников уже не испытывают удовольствия от работы. Начались склоки, и кое-кто из опытных работников уволился. Харальд Грубер – проницательный человек, и он понимает, что назревает серьезный кризис.

Все молча кивнули, так как человек в коляске говорил истинную правду.

– И тогда он вернулся, – продолжал Берг, – чтобы побеседовать с вами и другими работниками. Он пытался выяснить, в чем проблема. Оказалось, что никто толком не знает, чего от него ожидают. У людей нет ориентира. И почти каждый с тоской вспоминает о временах Грубера.

По лицам собравшихся Берг понял, что им действительно не хватает Старика.

– Вам всем известно сокращение КЭ – коэффициент эффективности? – спросил он.

– Разумеется, – ответил начальник склада Эберхард Верлих. – Он определяет, насколько эффективно работает человек. Делает ли все, что может, реализует ли все, что запланировал.

– И как вам это удается? Вы можете сказать, что делаете все, на что способны? Добились ли вы тех целей, которые поставили перед собой?

Все отрицательно покачали головой.

– А почему? – поинтересовался Берг.

После небольшого раздумья послышался голос Мануэлы Херцлих:

– Старик, то есть господин Грубер, всегда говорил: «Если вы работаете неэффективно, значит, вы не умеете руководить». Но я так до сих пор и не поняла, какая тут связь. Я считаю, что все дело – в нездоровой обстановке на фирме.

– А как бы вы сами оценили свою эффективность за последние месяцы по десятибалльной шкале? «Десятка» – это наивысшая оценка. В какой степени вы добились того, на что способны?

– Максимум «четверка», – ответила Зальм.

– «Пятерка», – проворчал бухгалтер Цуккер.

– «Тройка», – признались все остальные.

– Какова ваша эффективность, – серьезным тоном произнес Луис Берг, – таковы и ваши руководящие способности. Если ваша эффективность заслуживает четырех баллов, то так же можно оценить и умение руководить людьми. Если бы эффективность оценивалась в девять баллов, то и за управленческие способности можно было бы поставить «девятку». Я хочу сказать вам следующее: степень эффективности, которую вы проявляете в жизни, находится в прямой зависимости от вашего умения управлять людьми.

– Кажется, я начинаю понимать, – задумчиво сказала Мануэла Херцлих. – Но ведь это значит, что профессиональный успех зависит только от руководящих способностей?

– Не только профессиональный, – поправил ее Берг. – Этот принцип относится к любой сфере – к семейной жизни, общению с друзьями, вашему членству в общественных организациях и церковной общине… Лидерство – это решающий фактор, – уточнил он и написал на доске крупными буквами:

Умение руководить людьми – главный фактор, определяющий различие между успехом и провалом, между удачно сложившейся жизнью и посредственным прозябанием.

Выждав некоторое время, чтобы все усвоили суть написанного, Луис Берг продолжил:

– У людей много энергии и много возможностей. Однако подавляющая часть этой энергии затрачивается впустую, потому что не используется целенаправленно. Большинство людей даже не задумываются о том, чего могли бы достичь при ее эффективном использовании. И здесь в игру вступают лидеры. Они фокусируют возможности и концентрируют энергию людей. Действительно эффективные лидеры умеют объединить максимум возможностей для достижения одной цели. Они не позволяют окружающим попусту расходовать энергию.

Луис Берг увидел, что его собеседники задумались. Переглянувшись между собой, после небольшой паузы они кивнули. Кажется, они начали понимать. Словно в подтверждение его наблюдений, Мануэла Херцлих сказала:

– Значит, мой жизненный успех зависит от того, умею ли я управлять людьми? Но, честно говоря, я никогда всерьез и не пыталась этого делать…

– Надо было в свое время учиться у Старика, – вставил Верлих. – Вот кто умел руководить.

– Но Харальд Грубер уже немолод, чтобы вновь браться за дело. Он хочет создать систему, которая заменила бы его. Систему, не зависящую от человеческих качеств.

Берг сделал небольшую паузу и по лицам собеседников понял: они попросту не представляют себе, кто или что могло бы заменить обожаемого ими Харальда Грубера.

– Другими словами, – продолжил он, – Харальд хочет, чтобы вы научились руководить фирмой так же успешно, как и он, но не копируя его. Он рассказал мне, что вы отличные специалисты. Бухгалтерия, производство, сбыт, маркетинг и так далее. Вы знаете свое дело. Харальд вами гордится. Но есть одна проблема, и она свойственна не только «Грубер АГ», но и многим другим компаниям. Большинство руководителей не знают, как управлять своими подразделениями. Это прекрасные специалисты, которые по ходу дела вынуждены еще чем-то руководить. Они не лидеры. Значительную часть рабочего дня такие люди заняты тем, что пытаются создать у окружающих впечатление собственной значимости, и в силу профессиональных способностей это им хорошо удается. Подавляющее большинство из них не умеют руководить, потому что не знают, как это делается.

Одни из присутствующих согласно кивнули, по лицу других было видно, что они не согласны.

– Моя фамилия Цуккер, – сказал один из собеседников. – Я уже много лет работаю в бухгалтерии, и работаю неплохо. По сравнению с теми временами, когда Старик еще был здесь, у меня ничего не изменилось.

– Вот как? – язвительно вставила Зальм. – А почему же тогда три месяца назад от вас ушли две лучшие сотрудницы? И это называется умелое руководство? Курам на смех!

Лицо Готфрида Цуккера побагровело:

– Госпожа Зальм, ваши замечания неуместны. Вся ваша деятельность в отделе маркетинга сводилась только к тому, чтобы втереться в доверие к Старику. Уже одно только то, как вы одеваетесь…

– Не вам говорить об одежде, – еле слышно прошипела Зальм. – Вы свой пуловер уже месяца три как не меняли…

– Во всяком случае, – прервал их человек, сидевший в коляске, – у вас, по-видимому, разные представления о руководстве… Но если уж вы для себя не можете определить, в чем состоит суть управления людьми, то откуда же об этом могут знать ваши подчиненные?

И он снова написал на доске:

Сотрудники, которые не знают, чего от них ждут, увольняются. Сначала они обдумывают свое решение, а через несколько месяцев уходят с фирмы.

Готфрид Цуккер побагровел еще больше. Инге Зальм со смущенным видом рассматривала свои ногти. После некоторого молчания Луис Берг сказал:

– Пока Харальд Грубер руководил компанией, вы могли ориентироваться на него. Каждый знал, какими принципами надо руководствоваться и чего от него ожидают.

– Я полагаю, мы все хотели бы быть похожими на господина Грубера, – задумчиво произнес Верлих. – Но у нас не получается. Он уникален. Может быть, проблема как раз в этом.

– Вот тут-то мы и подходим к главному, – кивнул Берг. – Самый важный вопрос заключается в том, что следует понимать под руководством. Знают ли руководители ваших подразделений, какие задачи перед ними стоят? Я имею в виду не профессиональные должностные обязанности, а только задачи руководителя.

– Ну, мне-то совершенно ясно, какие у меня задачи, – отозвался Готфрид Цуккер. – Чтобы в бухгалтерии был полный ажур и чтобы отчет был подготовлен вовремя. Каждый должен работать по максимуму, а я несу за это ответственность.

– Вы так хорошо об этом заботитесь, что у вас там настроение, как на кладбище, – отпарировала Зальм.

Луис Берг спокойно взглянул на нее. Извиняясь, она подняла руку, и Берг сказал:

– Профессиональные обязанности и лидерские качества – это разные вещи. Что касается конкретных производственных задач, то все вы разбираетесь в них куда лучше, чем я. Но вот задачи по управлению вам не ясны. Я должен создать систему, при которой каждый сможет быть руководителем. Для этого я и приехал. Но мне придется просить вас о помощи, потому что сначала мы должны прийти к общему знаменателю. У меня есть для вас задание: определите, что, по-вашему, отличает хорошего лидера и в чем состоят его обязанности. Обсудите это между собой. Встретимся здесь же после обеда и посмотрим, что у вас получилось.

Когда Луис Берг вновь вернулся в конференц-зал, дискуссия была еще в полном разгаре. Практически все пришли к схожим выводам, но было видно, что результаты их не удовлетворяют. Берг записал на доске некоторые пункты. Получился довольно длинный список.

Отличительные черты и задачи хорошего лидера

– Справедливость
– Харизматичность
– Самообладание
– Экономность
– Юмор
– Популярность
– Умение служить примером для людей
– Правильное отношение к критике
– Трудолюбие
– Умение делегировать полномочия
– Неподверженность сменам настроения
– Умение смотреть вперед
– Порядочность
– Непоколебимость и сила воли
– Стремление служить людям
– Способность внушать доверие
– Выносливость
– Позитивное мышление
– Решимость
– Немногословность
– Лояльность
– Любовь к людям
– Организационные способности
– Умение мотивировать окружающих
– Честность
– Мужество
– Творческие способности
– Уверенность в себе
– Аналитическое мышление
– Способность принимать решения
– Готовность учиться
– Скромность
– Умение распоряжаться своим временем
– Умение контролировать ситуацию

Все задумчиво смотрели на этот внушительный перечень.

– Вы уверены, что ничего не забыли? – поинтересовался Берг. – По-моему, здесь чего-то не хватает, а что-то можно было бы и выбросить.

Не заметив иронии в этих словах, начальник отдела контроля Альфред Шпехт сказал:

– Я всегда говорил, что популярность начальнику не нужна. То есть, я имел в виду, лидеру. Лучше, если у подчиненных присутствует какая-то доля страха.

– Именно так. Главное, чтобы цифры сходились, – подтвердил Готфрид Цуккер. – А для этого необязательно участвовать в конкурсе на самую популярную личность. Я также считаю, что умение мотивировать людей – это еще один лишний пункт.

В ответ на это все отрицательно покачали головами, особенно добродушный Верлих.

Слово взял Берг. Он говорил тихо, но выделяя каждое слово:

– Вы правы. В этом списке много лишнего. Поиски идеального лидера не имеют смысла. Вы нарисовали фантастический образ сверхчеловека. Получилась какая-то смесь Цезаря, матери Терезы, Ганди и Билла Гейтса. Если вы предъявляете к руководителю такие требования, то вряд ли найдете того, кто бы им соответствовал. Я, во всяком случае, не гожусь. И он написал:

Лидер – нормальный человек.

– Но ведь Старик был как раз таким, – возразила Мануэла Херцлих. – У него были все эти качества. Только это и позволило ему основать фирму. Как бы мне хотелось быть похожей на него…

– Вы даже не представляете себе, насколько важна эта дискуссия, – улыбнулся Луис Берг. – От умения руководить зависит успех всей нашей жизни. Эффективность деятельности в точности соответствует степени развития лидерских качеств. Управлять людьми нам приходится на каждом шагу. Не только на работе, но и в любой другой ситуации, когда требуется помощь окружающих. Руководство – это часть нашей повседневной жизни. Однако, как ни странно, нигде не написано, какие задачи стоят перед лидером. Для каждой профессии существует своя система обучения. А вот начальником становятся в результате выдвижения или «назначения». До сих пор никто не смог ясно сказать, что же нужно человеку, чтобы стать лидером, – независимо от сферы деятельности.

Присутствующие во все глаза смотрели на Берга, а он продолжал:

– Что такое руководство? Вряд ли есть другая такая тема, по которой существовало бы столько информации – книги, журналы, фильмы, семинары… Вы найдете там бесчисленное множество ответов, в том числе и совершенно ложных выводов, которые только вносят неразбериху. У нас много информации, а ясности как не было, так и нет. Никто точно не знает, что должен делать начальник. Вместо должностной инструкции мы читаем хвалебные песни в адрес отдельных известных предпринимателей. Их личные качества выдаются за стили управления. И каждый при этом думает: «Если я стану таким же, как он, то смогу хорошо руководить». Вместо того чтобы решать задачи, человек хочет всего лишь стать таким же, как тот или иной знаменитый руководитель. Он берет кого-то за образец и начинает обожествлять его свойства характера.

Некоторое время Берг помолчал, а затем продолжил:

– Если фирму возглавляет такой харизматичный человек, то в ней создается своего рода система, поскольку каждый старается ему подражать. Но что будет, когда он покинет свой пост? Возникнет пустота, а ориентиры исчезнут. В этом случае каждый пытается сформировать свой личный стиль управления. Но при этом они забывают о главном: никто не знает, какие задачи лидер обязан решать всегда и при любых обстоятельствах. Поскольку обязанности начальника не определены, то отсутствует и система руководства. А без четкой системы люди не могут развить и усовершенствовать свои лидерские качества. Следствием становится неуверенность. Тот, кто не уверен в себе, не может добиться оптимальных результатов.

Берг внимательно посмотрел на своих слушателей и отметил про себя, что они во многом согласны с ним. Тем не менее они еще не полностью осознали важность его слов. Их нужно было понять не только разумом, но и сердцем. Поэтому он решил рассказать им одну историю.

– Забудьте все, что вы когда-либо слышали о руководстве. В большинстве своем это мифы, которые нам предстоит развенчать. Давайте отделим факты от сказок. Я предлагаю вновь встретиться здесь завтра утром, ровно в четверть десятого. И я постараюсь объяснить вам, почему надо думать не о том, каким должен быть руководитель, а о том, что он должен делать. Я расскажу вам о себе. Потому что большой жизненный опыт помог мне разоблачить все эти ложные представления о лидерстве – одно за другим. Когда-то я был профессиональным теннисистом, но однажды, прыгая в воду, сломал себе шею. Но обо всем этом поговорим завтра утром. И еще одно. Ваше участие в этих беседах – дело сугубо добровольное. Вы не обязаны приходить. Но если кто-то решится, то для него начнется процесс, в ходе которого он станет эффективным руководителем.

Перед тем как покинуть зал, он написал на доске:

Не спрашивай, каким должен быть начальник. Задай себе вопрос, что он должен делать.

2. Несчастный случай

На беседу явились все – еще до назначенного времени.

– Доброе утро. Спасибо, что пришли, – с этими словами Луис Берг вкатился на коляске в зал и без лишних предисловий начал свой рассказ.

– Я профессионально занимался теннисом и в 25 лет входил в сотню лучших игроков Германии. У меня были большие планы, и я тренировался как проклятый. Помимо этого, я еще учился в институте физкультуры. Теннис был для меня равносилен борьбе не на жизнь, а на смерть. Либо ты съешь противника, либо он – тебя. И вот отпуск в Мексике, прыжок со скалы в водопад – и все в один миг закончилось. Мне не хотелось отставать от индейцев. Они так легко прыгали с десятиметровой скалы в водопад над маленьким озером в джунглях! Первый прыжок прошел для меня удачно, а на втором случилось несчастье. При соприкосновении с водой я запрокинул голову и сломал себе седьмой шейный позвонок.

Мой друг Томас, сопровождавший меня в поездке, и один индеец вытащили меня из воды. В ближайшей больнице меня на следующий день оперировали. Но местным врачам такая сложная операция была не по силам. Я оказался парализован, и до сих пор 90 процентов тела мне не подчиняется. Потом еще долгое время я злился на этих врачей…

Моей матери с огромным трудом удалось собрать 75 тысяч евро, чтобы доставить меня назад в Германию. Там мне сделали вторую операцию. На этот раз приговор был окончательным: паралич всего тела ниже шеи. Я мог шевелить только пальцами – на левой руке они слушались меня на 10 процентов, а на правой – на тридцать.

И вот я, бывший профессиональный спортсмен, оказался в реабилитационной клинике. Здесь началась моя борьба за достойное существование после несчастного случая. Первые два месяца были сущим адом. Я мог лежать только на спине и не видел ничего, кроме потолка. Частые посещения матери, моей подружки Габи и некоторых друзей выводили меня из себя. Я уже больше не мог выносить их сочувствия и попросил на шесть недель оставить меня в покое.

Меня все время мучил вопрос: «Почему это произошло именно со мной?» Ведь спорт был для меня так важен. Я все больше приходил в уныние и целыми днями жалел себя. И вдруг совершенно неожиданно в голове возник другой вопрос: «А какую пользу может принести тебе этот несчастный случай?»

Я тогда подумал: «Ну вот, теперь ты еще и свихнулся». Я пытался отвлечься от этого вопроса, но он всплывал в голове все чаще. Какую же пользу может принести несчастье? Что за идиотский вопрос? Я больше не могу играть в теннис. Я больше не смогу соблазнить ни одну женщину. Я должен жить на социальное пособие и, если буду усердно тренировать пальцы, возможно, смогу отрывать корешки от билетов в кинотеатре… Ужасная жизнь. О какой же пользе тут может идти речь? Я с ненавистью смотрел на спортивные кубки, которые мать поставила около моей койки, чтобы они напоминали мне о блестящем прошлом. Потом я попросил медсестру спрятать их в шкаф. Я расстался со своей подружкой, потому что чувствовал: она меня уже не любит, а остается рядом только из жалости. Этого я не мог вынести. Когда я сказал ей об этом, мы оба испытали облегчение. Она ушла, и я почувствовал себя ужасно одиноким.

Проходили дни, недели, месяцы… Мне разрешили вставать с постели и учиться привыкать к своей новой жизни: к инвалидной коляске, лечебной гимнастике, одиночеству… Какая же во всем этом могла быть польза? Но – хотите верьте, хотите нет – я нашел ответы на этот вопрос. Сначала один, потом и другие. К тому времени я уже научился довольно сносно управлять коляской. Я ставил перед собой цели, как раньше в теннисе. Я тренировался как сумасшедший, чтобы научиться передвигаться.

Как раз в это время я начал находить ответы на свой вопрос. У меня теперь было много времени для размышлений о всяких важных вещах. Я выяснил, кто мои настоящие друзья. Теперь мне уже не нужно было пускать пыль в глаза окружающим. Я жил на пределе своих возможностей. Но мне не хватало одного – решающего ответа.

Сосредоточившись на этом магическом вопросе, я изменил свое настроение. Близкие тоже отметили эту перемену. В меня влюбилась Кристина – мой тренер по лечебной гимнастике. Я тоже полюбил ее, поэтому был безумно счастлив, но в то же время и крайне опечален. Что я мог ей дать? Постепенно я понял, что она любит меня таким, какой я есть. Позже мы поженились, и у нас родилась дочка Вивьен. Вы, должно быть, догадываетесь, что это для меня значит – быть отцом. Я наслаждаюсь каждой секундой, проведенной с дочерью.

Я научился двигаться значительно лучше, чем могли предполагать врачи. Хотя мне постоянно приходилось бросать вызов своим ограниченным возможностям, а может быть, как раз из-за этого, мне доводилось и до сих пор доводится переживать различные неприятности и неудачи. Однажды я подслушал, как один из пациентов рассказывал обо мне своей жене: «Бедному калеке было бы лучше, если бы он не выжил. Какое будущее его ждет?» Меня эти слова буквально обожгли. Может быть, мне действительно лучше умереть? Как этот человек мог сказать такое? Полный горечи и разочарования, я отправился в лес и бросился вниз с крутого склона. На полпути я выпал из коляски и врезался в дерево. Мне было ужасно больно, потому что я сломал ключицу. Я несколько часов лежал там и звал на помощь, но меня никто не слышал…

Неужели несчастный случай действительно может быть чем-то полезен? В перерывах между приступами боли я еще активнее обдумывал этот вопрос. Хотя уже стемнело, страх, что меня никто не найдет, куда-то исчез. В клинике меня к тому времени еще никто не хватился. Поиски начались лишь ночью. В конце концов меня нашли пожарные. К счастью, перелом зажил довольно быстро.

Сидя в инвалидной коляске, я должен был заново осваивать простейшие действия, например умение одеваться. Когда я впервые попытался надеть носок, мне понадобилось на это 20 минут. Лишь за четыре часа я смог полностью одеться. Я прикинул в уме: восемь часов в день уйдет только на одевание и раздевание. Ничего себе жизнь! Так в чем польза от несчастья?

Но однажды утром я нашел ответ. Я встал в пять часов утра и выехал из клиники, чтобы подняться на небольшой холм. Я решил взобраться туда без посторонней помощи.

Оказавшись наверху, я впервые после несчастного случая увидел восход солнца. Можете себе представить, как я наслаждался этим моментом! И в голове у меня родился ответ: я должен научиться принимать помощь посторонних людей. Теперь я уже не жил по принципу «съесть самому или быть съеденным». Я уже не стремился к соперничеству. Мне осталось только сотрудничество. И вовсе не обязательно было взбираться на холм в одиночку.

Но и это еще не все. Я должен управлять этой помощью, должен научиться руководить – самим собой, жизнью и окружающими людьми. Я должен научиться добиваться своих целей с помощью других людей. У меня заколотилось сердце, мысли хаотично запрыгали в голове. Мне в один миг все стало ясно: я должен показать людям, как надо руководить.

Меня охватило ощущение счастья. Впечатление было такое, будто я вернулся домой после долгого отсутствия. Да, этим я и буду заниматься. Я чувствовал, что справлюсь с этим, поскольку несчастный случай помог мне понять, что все мы нужны друг другу. Вместе у нас больше энергии. Но энергию надо сфокусировать, а для этого нужен лидер.

Я понял: мне надо развиваться. Я могу достичь этой цели не вопреки, а благодаря своему горю. Несчастный случай вдруг представился мне мостиком к новой жизни. Я пообещал себе, что впредь при возникновении любой проблемы буду задавать себе вопрос:

Как сделать так, чтобы эта проблема работала не против меня, а на меня?

Отныне я решил, что все негативное буду превращать в позитивное. Я знал, что это не просто правильный путь. Это единственныйпуть, который поможет мне одолеть судьбу.

Я сидел на том холме, охваченный новыми мыслями и чувствами. Я еще не знал, как всему этому научиться. Я только понимал, что найденный ответ привел меня не к финишу дистанции, а к ее старту. Мне предстояло самому стать эффективным руководителем, прежде чем я смогу научить других. Но я знал: я смогу это сделать – с помощью других людей.

Луис Берг замолчал и отпил немного воды из стакана. Теперь слушатели смотрели на него куда с большим вниманием и уважением. Они уже поняли, каких сил ему стоило взять стакан и выпить воды. Они осознали, что история еще только начинается. Берг снова продолжил рассказ:

– Конечно, в первое время реальность подействовала на меня отрезвляюще. Съехав с холма, я вновь вернулся к привычным будням инвалида. Разумеется, я понимал, что достичь цели одним скачком мне не удастся, но было больно наблюдать, какими мелкими шажками я пытался ее достичь. Просто крошечными. Для начала я решил закончить институт.

Можете себе представить, чего мне это стоило. Параллельно я решил обзавестись отдельной квартирой. Все специалисты отговаривали меня от этого шага и утверждали, что при моей болезни это невозможно. Но я хотел полностью освоиться в новой жизни, хотел научиться руководить своей судьбой, прежде чем начать учить других. Конечно, бытовые потребности создавали немало проблем: надо было умываться, ездить за покупками, одеваться… Из инвалидной коляски жизнь выглядит совсем по-другому.

Окончив учебу, я занялся поисками работы, так как мне больше не хотелось жить на пособие. Это тоже было непросто. Кому нужен инвалид со спортивным образованием? Спустя некоторое время я нашел себе место и начал продавать инвалидные коляски. Сначала я был внештатным продавцом и работал за процент от выручки – шеф не хотел рисковать.

Освоить профессию продавца было нелегко. Поначалу я взялся за дело, как в теннисе: мне хотелось бороться и побеждать. Но за три месяца я не смог продать ни одной коляски. Я так ничего и не заработал. Положение становилось отчаянным.

И тут я случайно познакомился с Берндом Вайсом – преуспевающим предпринимателем и писателем. Он терпеливо разъяснил мне, какие ошибки я допускал в процессе продаж, и посоветовал сходить на семинар для продавцов. То, что я там узнал, стало для меня откровением. Дела сразу пошли в гору. Оказывается, продавать не так уж и сложно. Надо только понять основные принципы.

Поставив перед собой цель, я вскоре побил все рекорды по продажам на фирме. Я хорошо зарабатывал, и мы с Кристиной поженились. Я регулярно встречался с Берндом Вайсом, и он стал моим наставником.

Остальные продавцы начали брать с меня пример. Спустя два года меня назначили начальником отдела продаж. Я хотел оставаться примером для окружающих, поэтому продолжал продавать сам. Поначалу все шло неплохо, оборот фирмы возрастал. Со всеми продавцами мне удалось установить дружеские отношения.

А потом результаты вдруг резко снизились. Кроме того, другие отделы с завистью относились к нашим успехам и порой занимались самым настоящим саботажем. Меня очень беспокоило, что за пределами своего коллектива я не обладаю никаким авторитетом.

В отчаянии я обратился к Вайсу. Мы договорились встретиться в уютном кафе. По дороге туда мне пришло в голову, что в общем-то я очень мало знаю о нем, за исключением того, что он очень богат. К тому же Вайс прекрасно разбирался во всех вещах, которые представляли для меня серьезные проблемы.

Когда я описал наставнику свою ситуацию, он лукаво взглянул на меня и сказал: «Луис, вы стали жертвой старого мифа, которому подвержены многие руководители.

Не близость к подчиненным приводит к успеху, а наоборот: успех создает близость к ним».

Видимо, на лице у меня было написано полное недоумение, потому что он начал объяснять мне: «Вы хотите мотивировать своих продавцов на активную работу, поддерживая с ними дружеские отношения. Но, как вы уже успели заметить, такая тактика очень быстро себя исчерпывает. Намного эффективнее включать людей в круг своего близкого общения в награду за успешную работу».

Поначалу мне было трудно это понять. Я ведь так гордился товарищеской обстановкой, которую создал в коллективе. Но я с большим доверием относился к Бернду Вайсу, поэтому решил последовать его совету. И правильно сделал, потому что результаты не заставили себя ждать.

Бернд Вайс помог мне развенчать еще один миф. До сих пор я полагал, будто должен руководить только своими подчиненными. Но он объяснил мне, что это самая легкая из всех задач. Намного труднее руководить равными себе по должности людьми и начальниками. «Руководите всеми: теми, кто ниже вас, теми, кто выше, и теми, кто занимает одинаковое с вами положение. Пока вы живы, вы должны руководить всеми окружающими». Эту и многие другие истины я начал использовать в работе, и мои лидерские способности очень быстро возросли. Я стал приват-доцентом Кельнского университета.

Теперь пришло время взяться за осуществление старой мечты. Я снова занялся спортом и освоил регби для инвалидов-колясочников. Это очень тяжелый вид спорта, но еще более тяжелым оказалось для меня общение с функционерами. Можете мне поверить: не обладая лидерскими способностями, я бы, пожалуй, сдался.

В конце концов я стал игроком национальной сборной, принял участие в Параолимпийских играх в Сиднее и был признан лучшим европейским спортсменом. Кроме того, меня выбрали первым президентом германской федерации регби для инвалидов-колясочников. Мне повезло еще и в том, что я познакомился с высокопоставленным деятелем из Олимпийского комитета Крисом Вудом. Это фантастический лидер. От него я тоже многому научился.

Рассказ Берга произвел на слушателей глубокое впечатление. Словно угадав их мысли, он сказал:

– Я рассказываю все это не для того, чтобы создать благоприятное впечатление о себе, а для того, чтобы вы хорошенько осознали, что я собираюсь вам предложить. Я предлагаю познакомиться с истинными тайнами лидерства и хочу представить вам свою шестимесячную программу, которую я назвал «Простое лидерство». С ее помощью вы станете настоящими руководителями. Но вы действительно должны этого хотеть и приложить к этому все силы. Когда я расскажу вам конец своей истории, вы и сами поймете, способны ли на это.

Все члены правления «Грубер АГ» принялись упрашивать его продолжить рассказ, но Луис Берг предложил сначала сходить пообедать, а ровно в четверть второго вновь встретиться в этом зале.

3. Круглый стол лидеров

В назначенное время Луис Берг продолжил свое повествование:

– Обо мне писали в специализированной прессе, меня приглашали на ток-шоу, мне звонили начальники отделов кадров из различных фирм. В конце концов мною заинтересовался один большой международный концерн. Меня назначили директором по маркетингу и сбыту, и я тут же столкнулся с новыми задачами и проблемами. Но с помощью наставников мне удалось довольно успешно с ними справиться. Я начал ощущать удовлетворение от своей роли лидера.

В это время мне позвонил мой друг Бернд Вайс. Он пригласил меня к себе в гости на остров. Бернд – это один из тех людей, которые не дают стоять на месте и постоянно заставляют думать.

Я с радостью откликнулся на приглашение. Мы сидели в роскошной обстановке и вели полезные беседы. Мы говорили о том, что в жизни действительно важно: о великой страсти, которая движет людьми, о том, почему большинство не хочет покидать свою зону комфорта и никогда не узнает, на что способно в действительности. Меня охватило беспокойство. Бернд знал о моем «восхождении» на холм и об обещании, которое я тогда себе дал. Теперь он потребовал, чтобы я выполнил его: «Тебе пора увольняться. Вернись к своей мечте».

Я пытался было возразить, что еще не готов к этому, что мне еще нужно набраться опыта, но в ответ он процитировал Аристотеля:

«Есть вещи, которым следует научиться, прежде чем браться за них, и мы учимся, делая их».

А потом Вайс сказал: «Луис, я знаю тебя много лет и чувствую, что пора действовать». Меня словно молотом по голове ударило. Мысли хаотично крутились в голове. Я стал уважаемым лидером. Вместо того чтобы получать социальное пособие, я зарабатываю неплохие деньги. За мной стоит крупный концерн, который дает мне уверенность в завтрашнем дне, а для инвалида это очень важно. Я пользуюсь авторитетом. И вдруг мне говорят, что надо все бросить и начать заново…

«Какую пользу может принести несчастный случай?» – услышал я как бы издалека голос Бернда. Постепенно этот вопрос дошел до моего сознания. Я уже так давно не слышал его и даже разозлился на себя за то, что так много рассказывал Вайсу о себе. А он, улыбаясь, смотрел на меня, словно угадал мои мысли: «Тебе решать, Луис».

В расстроенных чувствах я полетел домой. После беседы с Берндом Вайсом я долго говорил об этом с Крисом Вудом, с женой. В конце концов я взял отпуск, чтобы спокойно поразмыслить над этим вопросом. И мне вдруг стало ясно, что решение на самом деле уже давно принято. Другого пути у меня не было: я отказался от надежной и обеспеченной должности.

Я снова оказался в ситуации, не сулящей никакой уверенности в будущем. Я жил на сбережения и пытался упорядочить свои записи о принципах руководства. Среди них было много хороших мыслей. Даже очень хороших. Но не было системы. Мои идеи не представляли собой ясной программы, которую со временем может усвоить каждый.

Когда я осознал этот факт, меня словно холодной водой окатило. Без системы мне не хотелось даже начинать работать. Я много размышлял и перелопатил кучу литературы по вопросам менеджмента и лидерства. Результат меня обескуражил: масса благих намерений, масса ложных выводов. Черты характера знаменитых предпринимателей выдавались за стиль управления… Никто не мог ясно сформулировать, какие задачи обязан решать лидер.

Я хотел определить эти задачи предельно четко: что должен делать человек, чтобы осуществлять эффективное руководство.Затем я собирался свести все задачи в систему и разработать простую, ясную и эффективную программу, с помощью которой любой может стать лидером.

Но я чувствовал, что в моих мыслях не хватает какого-то существенного звена. Я пока еще даже не коснулся самых важных вопросов и ходил по кругу. Мне никак не удавалось продвинуться вперед, и это меня сильно огорчало, однако сдаваться я не собирался.

Так прошло несколько месяцев. В конце концов я вспомнил о своих наставниках и обратился к ним за советом. Я встретился и с Крисом Вудом, и с Берндом Вайсом, но они, вопреки своему обыкновению, уклонились от разговора, ограничившись загадочными улыбками и расплывчатыми рекомендациями типа «Не сдавайся – и решение придет само собой».

А потом курьер принес мне письмо, которое изменило всю мою жизнь. Оно было коротким: его автор не тратил времени на предисловия.

Уважаемый господин Берг!

Приглашаем Вас на заседание Круглого стола лидеров в Лондоне. Билет на самолет, необходимые документы и программа встречи прилагаются. Заранее рады Вашему участию.

С уважением, Марк Маккейн, председатель

Билет на самолет был первого класса, а письмо написано на дорогой бумаге. Мне заказали номер в шикарном отеле – и все уже оплатили. Казалось, эти люди были совершенно уверены, что я приму приглашение. И все же я медлил.

Моя жена даже иронично заметила: «Луис, ты, конечно, можешь полететь, но только если тебе позволят многочисленные текущие дела». И тут до меня дошло, что я уже несколько недель вообще не выходил из дому. Я даже забросил спорт. Поэтому решение созрело само собой: я лечу в Лондон.

В самолете я познакомился с замечательным пожилым человеком по имени Харальд Грубер. Он понравился мне с первого взгляда. Как-то раз он видел меня по телевизору в одном из ток-шоу, посвященных проблемам лидерства, поэтому у нас сразу зашел разговор на данную тему.

Его весьма впечатлило мое приглашение на Круглый стол в Лондон. Он уже слышал об этом таинственном клубе лидеров.

Когда мы перешли к литературе на тему менеджмента, я высказал свое мнение: «Мне кажется, что в очень многих книгах авторы допускают одну и ту же крупную ошибку. Они рассказывают главным образом об отличительных чертах супербоссов. Большинство людей не могут идентифицировать себя с ними, да и не ставят перед собой такой цели. Черты характера лидеров представляются читателям в качестве образца для подражания, но этот образец слишком далек от них, и они сразу отказываются от такой идеи. Многие приходят к выводу, что им не суждено быть лидерами, поэтому упускают возможность жить так, как могли бы».

Харальд Грубер взглянул на меня с интересом. Подумав некоторое время, он спросил, каким же образом я собираюсь разрешить эту проблему. Я ответил: «Мы должны четко описать задачи, стоящие перед лидером, и привести их в систему».

Он с хитрецой взглянул на меня и в лоб задал вопрос: «Насколько мне известно, такой системы еще не существует. Многие пытались ее отыскать. Почему вы считаете, что это удастся именно вам?»

Я рассказал ему про свой несчастный случай, про вопрос, какую пользу он мне может принести, про поиски ответов и признал: «У меня пока еще нет такой системы, но мне необязательно создавать ее в одиночку. Лидерство – это не сольное выступление».

Он задумчиво кивнул. На прощание Харальд Грубер сказал мне: «Я чувствую, что вы на правильном пути. Я всей душой переживаю за своих сотрудников, они очень много для меня значат. Пожалуйста, сообщите мне, если разработаете такую систему». Я дал ему обещание. Мы расстались друзьями и до сих пор поддерживаем контакт.

Когда я прибыл на встречу таинственного Круглого стола лидеров, меня проводили в большой зал. Там собралось около двадцати пяти человек. Среди них было несколько женщин, но преимущественно это были пожилые мужчины. Они выглядели весьма импозантно и производили впечатление преуспевающих людей.

Слово взял джентльмен с седой шевелюрой: «Круглый стол лидеров приветствует вас. Меня зовут Марк Маккейн, и в настоящий момент я являюсь его председателем. Вы разрешите называть вас просто Луис? У нас тут принято обращаться друг к другу по именам…»

Но я его уже не слушал. Мой взгляд переходил с одного участника на другого и вдруг уперся в Бернда Вайса, который приветливо улыбался мне. Я развернул коляску и тут же заметил Криса Вуда. Он тоже одобрительно кивнул мне. Тут я сообразил, что Марк Маккейн обращается ко мне. Я даже начал заикаться от волнения. Присутствующие рассмеялись. Но у меня не возникло впечатления, что смеются надо мной. Скорее, они просто радовались тому, что их сюрприз удался.

«Как видите, некоторые из нас уже довольно хорошо знакомы с вами, – улыбаясь, сказал Маккейн. – Теперь позвольте представить вам остальных участников». Среди собравшихся было несколько миллионеров, руководителей крупных компаний, экономистов, философов, историков и один психолог. Состав Круглого стола произвел на меня сильное впечатление.

«Мы не любим быть на виду, – продолжал Маккейн, – поэтому просим вас держать наши имена в тайне. Вы можете рассказывать о том, что здесь происходило, но дайте слово, что не будете называть никого из присутствующих по имени». Я охотно пообещал ему это.

«Такие объединения, как наше, существовали и раньше, – объяснил мне Маккейн, – но я не буду вдаваться в детали. Могу сказать только одно: наша деятельность основывается на богатом опыте. Впервые мы собрались несколько лет назад. Каждый из нас эксперт и лидер в своей области. Суть нашей деятельности заключается в управлении людьми и общении с ними. Мы понимали, что действуем в значительной степени интуитивно, без какой-либо определенной системы. Наши методы вряд ли можно было повторить. Эта мысль не давала нам покоя, и мы поставили перед собой большую цель:

Мы хотели определить, какие задачи стоят перед лидером (что?), какими вспомогательными средствами он располагает (с помощью чего?) и каких принципов он должен придерживаться, чтобы придать своей работе смысл и ценность (как и зачем?).

Эти три вопроса должны были стать исходной точкой для системы, которую мы искали».

Словно по мановению волшебной палочки, луч лазера тут же начертил эти три вопроса на экране, который бесшумно опустился с потолка: «Что?», «С помощью чего?» и «Как и зачем?». Меня словно током ударило. Ну конечно же! Меня интересовал только вопрос «что?». Поэтому я и не мог выбраться из заколдованного круга. Я чувствовал, что близок к цели, и жадно вслушивался в слова Марка Маккейна: «Жизнь к нам благосклонна, и мы хотели бы что-то дать людям взамен – систему, которая позволит каждому человеку обучиться методам эффективного руководства. Ведь мы знаем, что способность управлять людьми определяет разницу между успехом и провалом, между удачно сложившейся жизнью и посредственным прозябанием. Мы взяли на себя эту задачу, ответили на три вопроса и изложили свой опыт в виде системы. Вам это о чем-нибудь говорит?»

Я только улыбнулся. Еще бы! Бернд Вайс кивнул мне, а Марк Маккейн продолжил: «Мы проанализировали и обсудили всю имеющуюся литературу. Придя к первым выводам, мы в течение многих лет отшлифовывали их, пока не ощутили полного удовлетворения. Теперь у нас есть четкий ответ на все три вопроса, и нам совершенно ясно, что третий вопрос “как?” неизбежно содержит в себе и определение смысла – “зачем?”. На основе этих ответов мы создали систему, с помощью которой каждый может стать лидером».

Марк Маккейн откинулся на стуле и поинтересовался, что я обо всем этом думаю. Меня охватило радостное возбуждение. «Разумеется, – сказал я, – нельзя ограничиваться только формулировкой задач. Необходимо также показать, какие вспомогательные средства имеются для их решения. Как же я сам до этого не додумался? А идея относительно создания фундамента в виде неизменных принципов просто гениальна».

«Почему вы считаете ее такой важной? – не отставал Маккейн. – Чем она отличается от культа личности, который исповедуют многие авторы?»

Но меня уже невозможно было сбить с толку, поскольку я наконец понял суть. Я был очень рад, но сумел сдержать эмоции и ответил:

«Потому, что определение неизменных принципов ставит успех в зависимость именно от принципов, а не от людей.

Это так просто и в то же время гениально! Ваше открытие дает человеку возможность стать лидером. Мне просто кричать хочется от счастья».

Марк Маккейн кивнул. Очевидно, в свое время он точно так же радовался найденному ответу. Остальные переглянулись, и было заметно, что мой ответ им понравился. Бернд заметил: «Ценности и принципы – далеко не одно и то же. Это необходимо понимать. В ценностях присутствует субъективный компонент, а принципы неизменны». И затем он произнес, выделяя и подчеркивая каждое слово:

«Тот, кто берет пример с личности, пытается копировать ее ценности. Если у разных сотрудников разные примеры для подражания, то возникает хаос, поскольку они руководствуются разными ценностями.

Принципы же не меняются, поскольку они не зависят от личностей. Они гласят: “На нашей фирме будет делаться только так, а не иначе”».

Затем слово взял Крис Вуд: «Мы знаем, что вы долгое время не могли сдвинуться с мертвой точки. То же самое было и с нами, и с многими другими людьми до нас. Вы пришли к абсолютно правильному выводу, что вопрос о том, каким должен быть лидер, неэффективен, поскольку вскрывает только черты характера. А это, к сожалению, ведет лишь к обожествлению отдельных личностей, что мы и видим в большинстве книг. Я говорю “к сожалению”, поскольку культ отдельных звезд затмевает модель управления, которую можно перенять и использовать, что приводит многих к разочарованию и отказу от развития. Люди с огорчением констатируют, что не имеют ничего общего с такими “супербоссами”, и приходят к выводу, что у них нет руководящих способностей. Кстати, ни в одной другой профессии от человека не требуют каких-то определенных черт характера. Бегун должен всего лишь быстро бегать, художник – рисовать прекрасные картины, адвокат – выигрывать процессы… И только от лидера все ожидают каких-то сверхчеловеческих качеств. Вы, Луис, совершенно правильно поняли, что главный вопрос заключается в том, что должен делать лидер».

Его мысль подхватил Бернд Вайс: «Но вам этого понимания было недостаточно. Вы чувствовали, что людям для ориентации нужен еще и смысл их деятельности. С одной стороны, вы хотели отделить личность от поступков. Вы интуитивно понимали, что никто не может в точности копировать личность лидера, но большинство людей в состоянии обучиться определенным действиям. С другой стороны, вы с полным правом ставили вопрос об ориентирах, никак не связанных с чертами характера той или иной личности. Теперь вам известно решение: люди могут ориентироваться на неизменные принципы. Таким образом, им совсем необязательно иметь какие-то определенные черты характера. Они должны лишь действовать соответствующим образом. Этому можно научиться, и здесь нет ничего сложного. Есть всего пять задач, которые должен решать лидер. Для этого у него в распоряжении имеется пять вспомогательных средств и пять принципов, которые создают основу для долгосрочного успеха».

Возникла довольно продолжительная пауза. Я испытывал бесконечную радость и глубокую благодарность членам Круглого стола. Я думал, что они тут же расскажут мне о своей системе. Но я и представить себе не мог, что ожидает меня впереди.

Луис Берг прервал свой рассказ и окинул взглядом членов правления «Грубер АГ». Он понимал, что им нужно время, чтобы «переварить» полученную информацию.

– Я предлагаю сделать перерыв. Сегодня вечером я попрошу вас задуматься над тем, почему это решение настолько гениально. Возможно, у вас уже есть какие-то идеи насчет задач, вспомогательных средств и принципов. Завтра мы с вами поговорим об этом в первую очередь. А потом я расскажу вам продолжение своей истории.

4. Трижды пять

На следующее утро ровно в пятнадцать минут десятого все как бы уже по привычке собрались в конференц-зале и радостно поприветствовали Луиса Берга. Им казалось, что они уже давно знакомы с этим человеком. Все отметили также и то, что впервые за долгое время приехали на работу с удовольствием.

Первый вопрос Берга прозвучал так, как они и ожидали:

– Начнем с вопроса «что?». Почему лидер обязан точно знать, чего от него ожидают?

Отвечать начал Верлих:

– Потому, что если человек не знает, в чем состоят его задачи, то просто не сможет их выполнить.

Человек в коляске одобрительно кивнул, а Верлих продолжил:

– Я, конечно, всегда знал, что и как должно делаться у меня на складе, но вот задачи руководителя были мне не ясны. Поэтому мое общение с подчиненными, в том числе и с заместителями, сводилось чисто к профессиональным функциям. В результате заместители тоже не знают, как руководить людьми.

– Если задачи начальника не определены, – дополнил его Альфред Шпехт, – то я не могу проконтролировать, в какой мере они выполняются. А если я и делаю такую попытку, то результат оказывается весьма субъективным.

– Все это ведет к тому, что никто толком не понимает, чего от него ожидают, – вступила в разговор Мануэла Херцлих. – А если нет уверенности, то вряд ли кто-то сможет работать в полную силу. У людей возникает недовольство собой, ухудшается общий моральный климат. Если у человека появляется возможность, он увольняется.

– Четкое определение целей лежит в основе коммуникации, направленной на поиск решения, – задумчиво произнес Цуккер. – Лишь в этом случае задачи могут стать исходной величиной, которая понятна и приемлема для каждого. Я даже полагаю, что без ясно поставленных целей коммуникация вообще невозможна.

Луис Берг поблагодарил собравшихся за эти высказывания, и все заметили, что ответы его искренне порадовали. Он написал на доске:

Ясная постановка задач:

1. Создает критерий для измерения работы.
2. Обеспечивает контроль.
3. Дает ощущение уверенности и ориентир.
4. Создает основу для эффективной коммуникации.

– Теперь давайте перейдем к вопросу «с помощью чего?». Плотник знает свои инструменты – пилу, молоток, клещи. Механик знает свои гаечные ключи, стоматолог – сверла. Просто удивительно, почему до сих пор никто не определил, какие вспомогательные средства имеются в распоряжении лидера. Как я уже говорил, у него есть пять важных средств. Если их не использовать, то трудно рассчитывать на успех. Их надо не только знать, но и уметь применять. А для этого требуется практика.

– Просто не терпится узнать, что это за средства, – поинтересовалась Инге Зальм. – Когда вы о них расскажете?

– Я считаю важным вспомогательным средством наказание, – вставил Готфрид Цуккер. – Тут все как у детей. Без наказания их не воспитаешь.

– Слава богу, что у вас нет детей, – тут же отпарировала Зальм. – Мне бы их было жалко.

– Хорошая компьютерная программа могла бы стать важным вспомогательным средством, – подал голос Шпехт. – С ее помощью было бы легче осуществлять контроль.

– Альфред, – возразила ему Мануэла Херцлих, – здесь речь идет об эффективном управлении, а не о твоих профессиональных функциях.

Луис Берг улыбнулся:

– Наберитесь терпения. На Круглом столе мне прекрасно разъяснили пять задач, вспомогательных средств и принципов. Я хочу представить их вам точно так же. Вы сразу же все поймете. Но давайте для начала коснемся вопроса «как?» и поговорим о принципах. Почему с этими принципами должен быть знаком каждый сотрудник фирмы? Почему недостаточно просто знать свои задачи и вспомогательные инструменты?

– Я долго думал над этим вопросом, но удовлетворительного ответа так и не нашел, – признался Альфред Шпехт. – Тогда я заменил принципы правилами. И все сразу встало на свои места. Нам нужны правила, которые определяют, как надо решать задачи и пользоваться вспомогательными средствами.

– Я тоже над этим думал, – добавил Верлих. – А потом мы вместе с женой придумали одну формулировку. Я даже записал ее… Минуточку…

Он достал листок бумаги и прочитал: «Принципы представляют собой неизменные правила, на которых основываются все происходящие в компании процессы. Они являются как бы сердцем фирмы, ее совестью и ориентиром».

– Удачная формулировка, – отметил Берг. – Таким образом, принципы – это четко сформулированные правила, которые имеют особую важность для фирмы, поскольку являются ее совестью и дают сотрудникам необходимые ориентиры. Они создают корпоративную культуру компании, определяют ее дух. Лишь тот, кто знаком с принципами фирмы, может оценить, насколько его деятельность соответствует ее целям. Но здесь не хватает еще одного аспекта. Как вы думаете, что это может быть?

– Когда вы говорили о принципах, – вступила в разговор Инге Зальм, – то упомянули, что надо задавать не только вопрос «как?», но и «зачем?». На мой взгляд, это вопрос о смысле. В идеальном случае каждый сотрудник должен знать, зачем он выполняет свою работу и какую важность это имеет. Если его фирма отстаивает какие-то принципы, с которыми он может себя идентифицировать, то он испытывает гордость за компанию и свою принадлежность к ней.

Луис Берг одобрительно зааплодировал:

– Именно так! Вы попали в точку! Должен вас похвалить. Меня радует то, насколько обстоятельно вы подошли к этим вопросам. С вами просто одно удовольствие работать.

Его собеседники смущенно переглянулись, но было заметно, что похвала им приятна. Помолчав несколько секунд, Луис Берг сказал:

– Я записал на карточки все преимущества ясного определения задач руководителя, вспомогательных средств и принципов. Это будет вашей памяткой.

И он раздал каждому по карточке.

 

Все собравшиеся поблагодарили за карточки, и Луис Берг продолжил:

– Настало время выслушать окончание моей истории. Господин Цуккер, вы не могли бы помочь мне налить кофе? Термос для меня немного тяжеловат.

Бухгалтер налил ему в чашку кофе.

– Как вы помните, я был чрезвычайно счастлив, что лидеры Круглого стола ответили на интересующие меня вопросы. Я уже предчувствовал, что сейчас они дадут мне точное определение задач, вспомогательных средств и принципов. Но я был совершенно не готов к тому, что произошло. В разговор вступила психолог Сью Уиллардс: «Итак, мы создали систему, которая позволяет каждому человеку осуществлять эффективное руководство. Но это было только начало. Потом мы начали поиски распространителей этой системы. Мы с самого начала договорились, что таких людей должно быть много, но возник вопрос: кто для этого пригоден? Мы выработали четыре критерия и сознательно сделали их очень высокими». Затем Сью Уиллардс разъяснила мне эти критерии. «Во-первых, человек должен обладать опытом успешного руководства, а не быть теоретиком, который только говорит о лидерстве, все “знает”, но сам ничего не может, поскольку никогда не пробовал. Именно поэтому появляется такое множество далеких от жизни моделей менеджмента, которые только создают неразбериху.

Во-вторых, такой человек должен осознавать, что средствами руководства не могут быть сила и борьба. Борьба и соперничество и без того слишком долго определяли жизнь человечества.

В-третьих, – продолжала она, – мы ищем людей, которые посвятили свою жизнь той же задаче, что и мы, то есть тех, кто занят поисками ответов, способных изменить облик компаний и их сотрудников во всем мире.

И в-четвертых, нам было важно, чтобы эти люди не пытались придать своим чертам личности облик системы, а готовы были служить главной задаче. Они должны понимать, что системы важнее, чем культ любой личности».

Сью Уиллардс замолчала, а остальные участники одобрительно кивнули головой. Возникла пауза, которую прервал Марк Маккейн: «Как уже было сказано, мы не готовы идти на компромиссы. Мы поставили перед собой трудную задачу, но наши поиски увенчались успехом».

Я с любопытством оглянулся, но никого нового в зале не обнаружил. Все молчали и смотрели на меня. И я начал понимать: речь идет обо мне. Не может быть! Марк Маккейн торжественно объявил: «Вы, Луис Берг, один из тех людей, на кого пал наш выбор. Мы будем рады, если вы согласитесь помочь нам обнародовать эту систему. Покажите всем, насколько это просто – руководить людьми».

Луис Берг помолчал некоторое время, а затем откашлялся и продолжил:

– Это было для меня полной неожиданностью. У меня было такое ощущение, будто я снова прыгнул в тот водопад. Меня словно било током. Я не мог вымолвить ни слова. В голове роились обрывки каких-то образов, мыслей и чувств: скала, несчастный случай, больница, отчаяние, Кристина, холм, вопрос «Какую пользу может принести несчастье?», социальное пособие, продажа инвалидных колясок, регби, олимпиада, гимн Германии, выступления по телевидению, работа в концерне, дочь Вивьен, отчаянные поиски ответа… Неужели несчастный случай действительно стал для меня мостиком к новой жизни? Я не осознавал того, что происходило вокруг. Я был занят проникновением в глубь самого себя. И вдруг я ощутил глубокую благодарность своей судьбе за тот несчастный случай. Конечно, лучше было бы, если бы я всего-навсего сломал себе мизинец, но ведь тогда я никогда не стал бы тем Луисом Бергом, которым был сегодня, со всеми своими слабостями и возможностями. Жизнь никогда не привела бы меня к этому этапу. Никогда. И теперь я был уверен, что не променяю свою судьбу ни на какую другую. Хорошо, что все случилось именно так. Я вновь стоял на том холме, но теперь знал, что никогда не спущусь с него.

Человек, сидевший в инвалидной коляске, помолчал несколько секунд, а затем заговорил вновь:

– Через какое-то время я начал осознавать происходящее. Я не помню, сколько это продолжалось. Всем было очевидно, насколько я тронут происходящим. Но я не стыдился. Я вновь примирился со всеми людьми, даже с врачами, сделавшими мне неудачную операцию. Путь к этому был очень долгим… Я огляделся по сторонам. Все одобрительно и с пониманием смотрели на меня. Они, очевидно, чувствовали, что происходит в моей душе. Никто не выказывал сочувствия. В глазах этих людей я видел только уважение и радость.

Это событие имело для меня двоякое значение. Во-первых, я почувствовал себя членом Круглого стола лидеров. Еще утром это показалось бы мне совершенно невероятным. Но теперь я ощущал себя в новом качестве совершенно естественно. Во-вторых, я понял, что внутренне уже давно готов к выполнению этой задачи. Я знал, что обязан ее выполнить. До этой поездки я мог бы еще возразить: «Но ведь я инвалид, мне это не по силам». Теперь же я ясно осознавал: именно несчастный случай подготовил меня к этой миссии. Я сообщил собравшимся о своем решении, и оно, похоже, никого не удивило.

Марк Маккейн торжественно вручил мне большой пакет. На нем было написано:

«Простое лидерство»
3 × 5

Мне было ясно, что я держу в руках: пятнадцать трактатов с описанием пяти задач, пяти вспомогательных средств и пяти принципов. Я едва мог сдержать свое нетерпение – ведь в пакете находилась полная система эффективного руководства. «Теперь ваша задача заключается в том, – произнес Маккейн, – чтобы ознакомить с содержимым пакета как можно больше людей. Не прекращайте своих усилий и никогда не забывайте:

Умение руководить людьми – главный фактор, определяющий различие между успехом и провалом, между удачно сложившейся жизнью и посредственным прозябанием».

Я был официально принят в ряды членов Круглого стола лидеров, а затем мне позволили покинуть зал и заняться изучением содержимого пакета.

Луис Берг откинулся на спинку своей коляски. Теперь членам правления «Грубер АГ» была известна его история. По лицам присутствующих Берг видел, что они все понимают и горят желанием узнать, что же было в том пакете.

Он вновь заговорил:

– В пакете я обнаружил письмо и три больших конверта, в которых лежало еще по пять конвертов поменьше. На них было написано: «Задачи», «Вспомогательные средства» и «Принципы». Эти трактаты довольно давно находятся в моем распоряжении, и я ознакомил с их содержанием уже несколько компаний. Результаты поражают воображение, они просто невероятны! Конечно же, я рассказал об этой системе и Харальду Груберу. Он был в восторге. И я рад, что вы тоже готовы с ней познакомиться.

Если Вам понравилась книга, ее можно купить и продолжить чтение

Простое лидерство

Правообладателям: если Вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права — сообщите нам об этом.

Партнерские программы для заработка

В закладки:
Scroll Up