Как правильно взять и вернуть кредит: на покупку недвижимости, автомобиля, техники

О чем читают в книге  Борис Федоров«Как правильно взять и вернуть кредит: на покупку недвижимости, автомобиля, техники»:

Эта книга поможет сориентироваться в вопросах приобретения товаров в кредит.

Автор подробно объясняет систему выдачи кредитов, предлагает алгоритмы самостоятельного выбора оптимального кредитного предложения, в том числе отвечает на вопросы: что такое «бесплатный кредит»? чем опасен кредит «с нулевым первоначальным взносом»? как определить реальную цену кредита? как способ погашения кредита влияет на размер процентных выплат?

Во втором, дополненном издании отражены последние новации в законодательстве о кредитах, много внимания уделено расчету так называемой эффективной процентной ставки по методике Центробанка.

Эта книга необходима всем, кого интересуют вопросы потребительского кредитования и личных финансов. Она сэкономит вам гораздо больше денег, чем стоит сама.

Как правильно взять и вернуть кредит

Федоров Как правильно взять и вернуть кредит

От автора

Идея написать эту книгу родилась довольно традиционным для подобного рода литературы образом. Мне очень хотелось опубликовать в петербургском журнале «Наши деньги», главным редактором которого я имею честь состоять, статью под названием «Кредитная арифметика». В этом материале предполагалось разобрать стоимость потребительского кредита «по косточкам» – рассказать о том, какие существуют подходы к начислению процентов, взиманию комиссий и т. д. В конце концов, научить читателя самостоятельно рассчитывать реальную стоимость банковского кредита. Мне казалось, обязательно должна существовать литература, в которой этот вопрос был бы подробно рассмотрен, пусть и с теоретической точки зрения. Однако я не смог найти ни одной книги такого плана. Даже учебник под названием «Финансовая математика» не смог приблизить меня вплотную к заветной цели. Я решил изучить вопрос самостоятельно. В результате в журнале «Наши деньги» появился подробный материал, который, насколько я помню, имел хороший отклик у читателей. Но идея написать книгу и восполнить таким образом обнаруженный пробел осталась. Совершенно случайно выяснилось, что идею подобной книги вынашивали в издательстве «Питер». Проект-менеджер редакции экономической литературы этого издательства оказался читателем «Наших денег» и в один прекрасный день связался со мной, предложив взяться за перо. Я согласился.

Хотел бы заметить, что большую часть книги составляют материалы из уже упомянутого журнала «Наши деньги», авторство которых принадлежит мне. Рукопись первого издания была сдана в сентябре 2005 г. Вы держите в руках второе издание, которое я сдал в печать ровно через 2 года после появления первого – в сентябре 2007 г. В нем отражены последние новации в законодательстве о кредитах, много внимания уделено расчету так называемой эффективной процентной ставки по методике Центробанка. Многие опрометчиво надеялись на то, что появление этой ставки, наконец-то, откроет глаза потенциальным заемщикам и позволит быстро сравнивать кредитные предложения различных банков, выявляя их выгодность или невыгодность. Получается, зря надеялись. Никакого универсального показателя не появилось. И это значит, что знание нюансов современного потребительского кредитования никому не помешает. Искренне надеюсь, что книга поможет вам разобраться в этих сложных вопросах. Приятного чтения!

С уважением, Борис Федоров

Жизнь в кредит: «за» и «против»
Предисловие

Несколько лет назад я беседовал с представителем одного популярного в Петербурге «глянцевого» издания, который специализируется на освещении различных вариантов проведения досуга и других подобных темах. Поводом для интервью послужил выпуск пилотного номера журнала «Наши деньги», главным редактором которого я стал. Довольно быстро мой визави предложил немного уйти в сторону от обсуждавшихся вопросов и сформулировал непосредственно свой интерес следующим образом: «Жизнь в кредит – это хорошо или плохо?». Тема массового потребительского кредитования была еще в новинку, и потому первый вопрос по «кредитной теме», который был задан, меня ничуть не удивил. Корреспондент издания, которое почти на каждой странице учит своих читателей, что сейчас модно, а что – нет, спросил: «Покупать в кредит – это просто модно или же действительно выгодно?».

Все-таки время бежит очень быстро. Вдумайтесь: не так давно – еще лет пять назад – покупку чего-либо в кредит можно было смело считать «статусным» поступком. А человек, совершивший этот поступок, окружающими воспринимался как большой оригинал, не иначе. Потом оказалось, что все «продвинутые граждане» делают это. Но и этот период продлился недолго. Теперь покупка в кредит – банальное, рутинное мероприятие, ничего общего с «продвинутостью» не имеющее. Самые разные люди делают это, причем – часто не задумываясь о последствиях.

Не секрет: кредит берут тогда, когда не хватает денег на то, чтобы целиком оплатить нужную покупку (будь это стиральная машина, автомобиль или новая квартира). Так что с рациональной, практической точки зрения кредит – это прямая альтернатива накопительству.

Причем во многих случаях к кредиту прибегают не потому, что нет возможности копить, а потому, что по каким-то своим соображениям хотят получить желанную вещь (или услугу) сразу, без томительного ожидания. И готовы переплатить за это «сразу».

Есть также большое число людей, которые патологически не склонны к накопительству – деньги у них всегда расходятся по мелочам, а что-то более важное откладывается на потом. Кредит меняет ситуацию с точностью до наоборот. Выражаясь научно, в данном случае кредит выступает в качестве «внешнего рационализатора». Постоянно помня о своих обязательствах перед банком и опасаясь возмездия за неаккуратное погашение долга, люди начинают по-другому строить свою жизнь, иначе расставляют приоритеты в тратах. Сначала – самое важное, потом – всякие мелочи. Так постепенно приучаются к финансовой дисциплине, начинают планировать будущее, а не пускать все на самотек.

«Но брать кредит без всякой видимой надобности, просто потому, что так делают все вокруг, – это что-то из области иррационального, какой-то финансовый мазохизм», – так я закончил свой ответ на первый вопрос представителя «глянцевого» издания. Тогда он немедленно поинтересовался: «Насколько корректно сравнивать человека, взявшего кредит, с заложником?».

Это сложный вопрос. В общем-то, в этой жизни большинство из нас – заложники потребительского отношения к жизни. Мы хотим жить лучше – и для этого перестаем стирать вручную и покупаем стиральную машину, меняем «Жигули» на «Mitsubishi», маленькую квартиру – на большую, «домик» – на коттедж. Причем наши желания не выполняются по мановению волшебной палочки, позволить себе все и сразу мы не можем.

И здесь помогает кредит. Но он – не самоцель, а лишь один из возможных способов решения задачи. Причем далеко не безобидный. У некоторых людей может наступить и так называемая «кредитная эйфория» – ощущение того, что все ранее недоступное теперь доступно с помощью денег, одолженных у банка. Они занимают все больше и больше, останавливаясь лишь тогда, когда ноша становится неподъемной, когда нужно отказать себе во всем, чтобы расплатиться с банком. Опьянение от доступности кредита проходит быстро. Наступает тяжелое похмелье.

Другая крайность – стойкое нежелание «попасть в кабалу». Иногда это нежелание объясняется лишь иррациональными психологическими факторами (предполагаемый душевный дискомфорт, отказ от переплаты за товар и т. п.), иногда имеет вполне рациональное объяснение. В отчете об одном довольно интересном социологическом исследовании я наткнулся на такой термин, как «укорененность». Термин этот обозначает привязанность человека к конкретному месту жизни (прежде всего населенному пункту), к конкретному окружению и т. п. Люди мобильные, пусть и хорошо зарабатывающие, избегают кредитных обязательств по единственной причине – не хотят потерять мобильность. Эти люди предпочитают находиться там, где они востребованы. Если это другой регион – без проблем, если это другая страна – пожалуйста. Лишние обязательства при таком образе жизни ни к чему. Но как только человек «укореняется», например, у него появляется семья, он начинает по-другому планировать свою жизнь. И в этом планировании кредит как способ приближения к каким-то целям воспринимается по-новому.

Повторюсь еще раз: кредит – это не самоцель, а один из возможных способов решения разнообразных жизненных задач. Услуга, которая стоит денег. Услуга, привычная «у них» и становящаяся привычной «у нас». От одного американца я слышал, что для его окружения в порядке вещей три четверти зарплаты отдавать различным финансовым структурам в качестве платежей за кредит – за машину, за квартиру, за пользование кредитными карточками. Хорошо это или плохо – не мне судить. Я никогда не жил в Америке. Я живу в России и считаю, что в данный момент для нас с вами очень важно научиться грамотно пользоваться полезной услугой под названием «кредит» – уметь сравнивать доступные варианты и выбирать оптимальное предложение, разбираться в ценообразовании и не переплачивать лишнего. В общем, знать, с чем имеешь дело. И в этом вам должна помочь книга, которую вы начали читать. Потому что она «о том, как…».

Глава 1
Банки и мы:продавцы и покупатели денег
Или почему банк можно сравнить с обыкновенным магазином?

Прочитав эту главу, вы получите ответы на следующие вопросы:

• можно ли считать деньги таким же товаром, как и то, что на них покупают?
• как определяется стоимость денег?
• каковы основные принципы банковского кредитования?
• что такое ставка рефинансирования и какую роль она сейчас играет в России?
• почему добросовестные заемщики платят за недобросовестных?
• как банки оценивают потенциальных заемщиков?
• что влияет на решение о выдаче или невыдаче кредита?
• что такое кредитная история и чем чревато ее наличие или отсутствие?

Если уважаемый читатель, сгорая от нетерпения, хотел бы сразу перейти, так сказать, к практическим занятиям – погрузиться в мир декларируемых, реальных и эффективных процентных ставок, особенностей различных кредитных предложений, способов погашения долга и т. п., ничто не мешает ему перевернуть страницы и задержать свое внимание на нужной главе. Боюсь, однако, что подобное перескакивание – шаг опрометчивый. Не поняв основных принципов или, если хотите, сути услуги под названием «банковский кредит», научиться грамотно пользоваться ею будет довольно непросто. Ведь для того, чтобы научиться играть на пианино, большинству людей требуется сначала хотя бы освоить ноты. Так и с кредитами. Усвоив основные принципы, понять всю эту «китайскую грамоту» абсолютно несложно. Давайте с этих принципов и начнем.

Деньги – это товар

Я знаю многих людей, которые проявляют чудеса творческой настойчивости, прежде чем купить какой-нибудь товар. Сутками сидят в Интернете, читают специализированные каталоги, мучают более осведомленных знакомых, в общем – не жалеют ни сил, ни времени на то, чтобы досконально изучить как можно больше самых разных предложений и, сравнив их, в итоге сделать оптимальный выбор. Оптимальный – с точки зрения соотношения «цена / качество».

Удивительно, но когда дело доходит до финансовых услуг, эти же люди порой «ведутся» на первую попавшуюся на глаза «завлекалочку», иногда – не отходя от прилавка с тем самым товаром, на выбор которого потратили столько времени. И часто теряют деньги, силы, время, хорошее настроение и черт знает что еще, расхлебывая последствия своего скоропалительного решения. Особенно когда дело касается потребительских кредитов.

Почему так происходит? Наиболее распространенный ответ, который я встречал: «Мне трудно разобраться во всем этом». Постойте, но еще недавно вы перерыли горы информации, выбирая, скажем, лучший на рынке жидкокристаллический телевизор, мобильный телефон, музыкальный центр или же самую привлекательную по цене и набору услуг туристическую путевку. А сегодня вы пасуете перед перспективой заняться выбором банка с наилучшим именно для вас кредитным предложением? Как-то не вяжется.

Открою главный секрет: разобраться в особенностях кредитных предложений различных банков совсем нетрудно. Первый шаг, который нужно сделать, – принять для себя основополагающий постулат: деньги могут быть таким же товаром, как и то, что мы на них покупаем. А потому, утрируя, можно заявить, что такое солидное учреждение, как банк, есть не что иное, как «финансовая лавка». Его основная задача – подешевле купить деньги и подороже их продать. Когда мы приносим в банк сбережения, чтобы разместить их на депозите, – мы продаем деньги, когда мы берем у банка кредит – мы покупаем деньги.

Узнав, что деньги – это товар, а банк – лавка по продаже этих самых денег, любой дотошный читатель попробует поймать меня на слове: «Погодите, получается какая-то неувязка. Вы говорите, что деньги – это товар, который мы покупаем? Отлично. Зачем же возвращать купленный товар? Ведь с кредитом именно так и происходит».

Логичный вопрос. Давайте тогда уточним: получая в банке кредит, мы платим не за деньги как таковые, а за возможность пользоваться ими в течение определенного времени. То есть кредит – это услуга, но деньги в этом случае все равно остаются товаром, который имеет свою цену. Ни у кого же не возникает вопроса: «Зачем мы платим турфирме за путевку, если отпуск все равно рано или поздно закончится?» В общем, заканчивая со всей этой софистикой, подчеркну еще раз: для понимания сути кредита важно принять для себя тот факт, что деньги в данном случае выступают как товар, который, как и любой другой, можно выбирать, исходя из оптимального для каждого конкретного случая соотношения «цена / качество».

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Три кита банковского кредитования

Если заглянуть в любой учебник по банковскому делу, в нем без труда можно найти основные принципы банковского кредитования. Их три: Срочность, Платность, Возвратность.

Первый принцип (Срочность) означает, что деньги банком выдаются не навсегда, а на определенный срок. Второй принцип (Платность) означает, что банк никогда не выдает деньги безвозмездно. Знание этого принципа, между прочим, должно помочь раз и навсегда избавиться от иллюзий. Коммерческие банки не знают такого понятия, как «бесплатный кредит», – и точка! Наконец, третий принцип (Возвратность) означает, что банк всегда рассчитывает на то, что выданные деньги вернутся к нему.

Выгодно купить, выгодно продать

Итак, мы постановили, что банк можно сравнить с обыкновенным магазином, в котором вместо какой-нибудь бакалеи продают и покупают деньги. Покупка денег банком называется привлечением ресурсов (а если выражаться еще более профессионально – привлечением пассивов), продажа денег банком называется размещением ресурсов (на профессиональном сленге —размещением в активы).

Еще раз: пассивы – это ресурсы, которые банк сумел привлечь, активы – это то, куда банк сумел «пристроить» (т. е. разместить) привлеченные деньги. Разница между ценой привлечения и ценой размещения денег называется процентной маржой или просто маржой. Из-за этой маржи и затевается весь сыр-бор. Чем больше маржа, тем прибыльнее работает банк. Впрочем, как и любая другая структура, которая что-то покупает и продает. Любой супермаркет тоже живет за счет маржи: покупает товар по оптовой цене и продает с торговой наценкой. Основной принцип торговли прекрасно сформулирован одним из героев известной пьесы Авксентия Цагарели «Ханума»: «Выгодно купить, выгодно продать, чтоб поменьше дать и побольше взять».

Было бы наивно полагать, что весь объем процентной маржи можно целиком записать в прибыль банка. Банковские сотрудники должны получать зарплату, нужно арендовать помещения под офис, платить налоги, тратиться на мероприятия по безопасности, на рекламные кампании, на офисную канцелярию (только в Центральный банк нужно отправлять столько отчетов, что и не сосчитаешь)…

Эффективным, однако, считается такой банк, который сумеет так оптимизировать свои затраты, чтобы как можно большая часть процентной маржи могла бы быть смело записана в прибыль.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Не только маржа

Процентная маржа, т. е. разница между стоимостью привлечения и размещения денежных ресурсов, – важный, но не единственный источник дохода банка. Чем дальше, тем все большее значение приобретают так называемые «непроцентные доходы». Что это такое? Да очень просто. Речь идет о разнообразных комиссионных, взимаемых банками за оказание различных услуг. Комиссия за валютообменные операции, за перевод денег, за открытие или ведение счета, за распечатку справки о состоянии счета, за заполнение работником банка квитанции об оплате коммунальных платежей… В общем, вы поняли о чем речь. Продолжая аналогию с магазином: «Да, мы можем продать вам этот товар, но только если вы унесете его в фирменном мешочке. Стоимость мешочка – 10 руб. А за дополнительную плату мы товар еще и на дом доставим».

«Раз деньги – это товар, значит, у него должна быть своя стоимость? – спросите вы. – Тогда кто и как определяет эту стоимость, откуда она, собственно, берется?»

Для начала заметим, что стоимость денег измеряется в процентных пунктах, а выражается в процентных ставках (обычно годовых). Ценообразование в любой отрасли – процесс довольно сложный, зависящий от сочетания многих факторов, но в то же время предельно логичный. А потому всегда можно выделить несколько основных характеристик. И если рассуждать о деньгах как о товаре, который банк продает своим клиентам – заемщикам – по определенной цене, можно выделить как минимум два ключевых фактора, влияющих на эту самую цену.

Первый: сколько сам банк заплатил за привлеченные (читай – купленные) деньги.

Второй: как оценивается гипотетический риск недополучения прибыли (или получения убытка) в случае невозврата денег заемщиком.

Откуда у банков деньги?

Начнем с первого фактора. Для чего попытаемся ответить на вопрос: «Где, собственно, сами банки покупают деньги и кто назначает им цену?»

Формирование цены денежных ресурсов, т. е. различных уровней процентных ставок, – вопрос довольно сложный; соответствующие закономерности давно пытаются проследить лучшие представители экономической науки. Не хотелось бы загружать голову читателей различными теориями, для понимания сути достаточно лишь нескольких тезисов.

Прежде всего многое зависит от соотношения спроса на деньги и их предложения на рынке. По известному всем экономическому закону (назовем его «законом дефицита»), если товара (в нашем случае – свободных денег) на рынке мало, а желающих получить его много, – цена товара резко увеличивается. Наоборот, если товара (в нашем случае – денег) на рынке много, а спрос на него понизился или практически отсутствует, – цена падает. Существуют уровни, при которых различные субъекты экономики – граждане и предприятия – не готовы массово брать деньги в долг (ставки слишком высоки), и уровни, которые вполне устраивают их (приемлемые ставки). Как определяются эти уровни – отдельный вопрос, давайте оставим его за рамками нашего обсуждения.

Важно другое: в развитой рыночной экономике от цены денег, т. е. уровня процентных ставок, довольно сильно зависят показатели экономического роста. Поэтому прямое и косвенное регулирование уровня этих ставок позволяет денежным властям индустриально развитых стран напрямую влиять на рост или торможение своих экономик. Прежде всего потому, что кредиторами первой инстанции в этих странах выступают Центральные банки или структуры, которые играют их роль. Скажем, в США роль ЦБ выполняет Федеральная резервная система (ФРС), и именно она с помощью различных инструментов денежно-кредитной политики довольно сильно влияет на общеэкономическую ситуацию. Один из таких инструментов – манипулирование уровнем ставки рефинансирования (т. е. ставки, по которой она продает ресурсы коммерческим банкам). Например, после терактов 11 сентября 2001 г. в экономике США наметился существенный спад, и ФРС последовательно снизила ставку рефинансирования вплоть до 1% годовых. Когда ситуация в экономике США начала выправляться и наметился устойчивый рост, ФРС стала последовательно повышать ставку рефинансирования. Законный вопрос: «Зачем повышать ставку, если ее низкий уровень способствует экономическому росту?»

В данном случае не следует забывать о такой штуке, как инфляция. Чем больше денег в экономике, тем выше вероятность разгона цен, и тогда дешевый кредит уже не помогает, а вредит. Рассуждаем логически: сначала дешевые ресурсы используются по назначению – для того, чтобы «завести» экономику. Предприятия занимают и инвестируют деньги в наращивание выпуска продукции, граждане покупают товары в кредит и тем самым формируют платежеспособный спрос на выпущенную предприятиями продукцию. Таким образом, спрос на деньги повышается и, теоретически, это само собой должно привести и к увеличению их цены. С другой стороны, в периоды экономического роста предприятия и компании довольно охотно повышают цены на свою продукцию, а их персонал требует постоянного увеличения заработной платы. Все это ведет к разгону инфляции. Как следствие, в процентные ставки закладывается некая дополнительная составляющая, призванная компенсировать инфляционные процессы (т. е. ставки повышаются – ведь те, кто продает деньги, не хотят, чтобы они обесценивались). Если же денежные власти продолжают удерживать цену денег и уровень их предложения на прежнем уровне, локомотив экономики продолжает разгоняться и рано или поздно «перегревается». Наступает момент, когда предприятия и граждане оказываются не в состоянии «переваривать» дешевые ресурсы, а «непристроенная» денежная масса волнами рассасывается по экономике, стимулируя еще больший рост цен (инфляцию). Объяснение довольно упрощенное, но более-менее отражает суть процессов (хотя маститые экономисты, почти уверен, в этом месте не преминут сделать несколько едких комментариев).

Теперь рассмотрим обратную ситуацию. Процентные ставки последовательно повышались и достигли уровня, при котором компаниям (прежде всего именно компаниям) становится невыгодно брать кредиты. Потому что уровень рентабельности, с которой они работают, не позволит «отбить» банковские проценты и еще получить прибыль. Экономический рост замедляется, и приходит время для нового цикла низких ставок – маятник должен качнуться в другую сторону. Примерно так работает механизм согласования спроса на деньги и их предложения (опять же, в общих чертах; с академическим подходом всегда можно ознакомиться в соответствующей литературе).

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Природа финансового рынка

В любой экономике существуют субъекты, у которых образуется излишек денег, и субъекты, которым денег не хватает. За перемещение денежных потоков от первых ко вторым отвечает финансовый рынок. Да, именно рынок. Только на этом рынке продают и покупают не дыни и черешню, а деньги. Финансовый рынок состоит из множества каналов, по которым «излишки» денежных средств перетекают от своих владельцев к заемщикам. Что подразумевается под «излишками»? Это деньги, не потраченные на приобретение товаров и услуг, а также уплату налогов. Например, вкладчик банка, который принес деньги, чтобы сделать срочный вклад, запустил свои сбережения в один из каналов финансового рынка. Его деньги с помощью посредничества банка дойдут до конечных заемщиков, т. е. тех, кто испытывает потребность в деньгах (будь это человек или фирма).

Ситуация на финансовом рынке, а значит, и стоимость денег, зависит от множества самых разных факторов. Помимо политики Центрального банка к таким факторам относятся, например, налоговая и бюджетная политика правительства, степень глобализованности национальной экономики (т. е. наличие / отсутствие и ширина / глубина каналов, по которым денежные средства вытекают за пределы экономики или, наоборот, притекают извне), склонность населения к сбережениям и т. п.

Где же обычно покупают деньги коммерческие банки? О, есть множество вариантов! Давайте перечислим наиболее распространенные.

Во-первых, деньги можно купить у компаний и граждан, которые размещают временно свободные средства на депозитах.При этом банки всегда смотрят, по какой цене они смогут продать привлеченные на депозиты деньги и смогут ли продать вообще. Поэтому динамика ставок по депозитам, как правило, соответствует динамике ставок кредитования (обратная зависимость также присутствует). Когда перед банками стоит задача снизить ставки по кредитам, они последовательно снижают и ставки по депозитам. Наоборот, когда на рынке образуется дефицит денег и ставки растут, банки готовы платить вкладчикам повышенные проценты, одновременно повышая уровень кредитных ставок.

Во-вторых, банки могут покупать деньги друг у друга. Причем возможно как двустороннее межбанковское кредитование (банк А, которому не хватает денег, покупает их на определенный срок у банка Б, располагающего свободными ресурсами), так и синдицированное. Слово мудреное, но смысл простой. В случае синдицированного кредитования образуется группа (синдикат) банков, которые «сбрасываются» и совместно одалживают деньги какому-нибудь своему коллеге. Обычно речь идет о синдикатах западных банков, которые одалживают ресурсы (причем относительно долгосрочные) какому-нибудь крупному российскому кредитному учреждению. Западным банкам эта сделка интересна потому, что у себя они смогли бы продать ресурсы гораздо дешевле, нежели в России.

Индикатором цен, по которым западные банки продают друг другу ресурсы, служат соответствующие общепризнанные ставки межбанковского кредитования. В нашем повествовании, к примеру, еще не раз будут упоминаться ставки LIBOR (London InterBank Offered Rate) – различные по срокам и валютам. Цена заимствования может обозначаться как «LIBOR + n%». И чем меньше эти n%, тем лучше. Сам LIBOR – это, грубо говоря, средневзвешенная цена, по которой крупные мировые банки готовы продать деньги другим крупным банкам на Лондонской межбанковской бирже.

В-третьих, банки могут занять денег у инвесторов. Наиболее распространенный способ – выпуск облигационных займов. Рубли банки занимают на внутреннем рынке, валюту – на внешнем (выпуская облигации, стоимость которых выражена в валюте). Как правило, крупнейшие банки имеют доступ ко всем вышеперечисленным источниками заимствования и умело пользуются всеми возможными способами покупки ресурсов (у компаний, у граждан, у других банков, у инвесторов). Таким образом, исходная стоимость денег, которые банки потом перепродают конечным заемщикам, в том числе и нам с вами, складывается из уровня ставок на рынке депозитов, на рынке межбанковских кредитов, на рынке облигационных заимствований (как в России, так и за рубежом) и т. д.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

У «них» – дешевле

Найти источники дешевых ресурсов – важнейшая задача для любого банка. Сложилось так, что стоимость денег внутри России гораздо выше, чем на Западе. Поэтому преимущества в конкурентной борьбе имеют банки, получившие доступ к зарубежным рынкам капитала. Прежде всего это «дочки» иностранных банков, которые могут наладить бесперебойное снабжение недорогими заемными средствами через материнскую структуру. Во вторую очередь – крупные отечественные банки, сумевшие доказать свою устойчивость и получившие рейтинговые оценки от ведущих международных рейтинговых агентств. По сути, речь идет об «оценках успеваемости»: от их наличия зависит желание западных партнеров кредитовать российские банки, а от уровня оценки – конечная цена заимствований.

Впрочем, и у «них» случаются кризисы, во время которых предложение денег быстро падает при одновременно возрастающем спросе. Это, естественно, влияет на цену. Причины таких кризисов разные. Один из последних случился в конце лета – начале осени 2007 г. и привел к перебоям в снабжении российских банков зарубежными денежными ресурсами. Причем одновременно ресурсы эти подорожали.

Ставка в законе

Всегда приходится напоминать себе: не все то, что работает в какой-нибудь Америке или в Англии, работает и у нас. Та же ставка рефинансирования в России играет совершенно другую роль, нежели в любой развитой экономике. Наши банки почти не покупают деньги напрямую у Центрального банка. Соответственно, ставка ЦБ практически никак не влияет на то, как субъекты рынка перераспределяют денежные ресурсы и устанавливают их стоимость, балансируя между спросом и предложением.

Ставка рефинансирования ЦБ РФ лишь отражает уже сложившуюся ситуацию. Проще говоря, сначала на рынке складывается некий средний уровень ставок, а потом (с заметным запозданием) российский Центробанк соглашается: «Да, уровень примерно такой, поэтому ставка рефинансирования теперь повышается / понижается на столько-то пунктов». Не рынок следует за ставкой ЦБ, а ставка – за рынком. Это своеобразный индикатор. Во всяком случае, пока ситуация именно такая, хотя в будущем значение ставки рефинансирования нашего ЦБ будет, вероятно, меняться.

«Не старается ли автор принизить значение ставки рефинансирования российского Центробанка? Ведь только и слышишь вокруг: «ставка ЦБ – то, ставка ЦБ – се». Значит, она имеет и какое-то практическое значение», – примерно таким образом должен рассуждать заинтересованный читатель.

Как ни странно, уровень ставки российского Центробанка все же влияет на ситуацию, но косвенно. Дело в том, что понятие «ставка рефинансирования» широко используется в российском налоговом законодательстве (и потому правильнее было бы название вроде «ставка ЦБ, устанавливаемая в целях налогообложения»). В частности, исходя из ставки рефинансирования, начисляются различные штрафы и пени, например, по налоговым недоимкам. Для нас важнее другое: через налоговое законодательство уровень ставки рефинансирования влияет на максимальный уровень процентов по банковским депозитам и минимальный уровень ставок по кредитам.

Многие, наверное, знают, что если в банке процент по рублевому депозиту превышает ставку рефинансирования, вкладчик будет вынужден заплатить подоходный налог с суммы превышения. Когда-то этого правила не было, и процветали специальные «зарплатные схемы», по которым люди получали зарплату не как зарплату, а как ежемесячный процент по депозиту, с которого, естественно, никакой подоходный налог не платился. Власти решили эту «лавочку» прикрыть и ввели ограничение, указав на максимально дозволенный уровень процентов по депозитам без каких-либо налоговых последствий.

Теперь перейдем к кредитам. Здесь ограничения также введены с определенным умыслом, подробности которого в контексте нашего рассмотрения не очень-то интересны. Важны последствия. Так вот, по закону, если банк выдает заемщику рублевый кредит, ставка по которому меньше 3/4 ставки рефинансирования, или валютный кредит, ставка по которому меньше 9% годовых, образуется так называемая «материальная выгода», с которой заемщик должен будет выплатить подоходный налог.

Отсюда видно, что уровень ставки рефинансирования никак не влияет на проценты по валютным кредитам (ведь в данном случае уровень ставки, ниже которого появляется «материальная выгода», четко фиксирован – 9% годовых). Зато ставка рефинансирования напрямую влияет на ситуацию с рублевыми кредитами. Например, в середине 2007 г. ставка ЦБ находилась на уровне 10% годовых. Таким образом, минимальная ставка по рублевому кредиту, которую мог выдать банк без того, чтобы образовалась та самая «материальная выгода», составляла 10% * 3/4 = 7,5% годовых. Возможность снизить ставку для конечного заемщика, не вступая в противоречие с налоговым законодательством, существует. Но только лишь в том случае, если в снижении ставки заинтересован кто-то, помимо банка, а конкретнее – продавец какого-либо товара. Тогда кредит может быть оформлен безукоризненно с точки зрения налогового законодательства, а снижение ставки преподнесено в виде скидки, которую продавец предоставляет покупателю (проще говоря, продавец компенсирует покупателю часть или даже все проценты, которые он в соответствии с договором должен будет выплатить банку). В дальнейшем я постараюсь убедить вас в том, что даже при минимальном размере такой скидки (при условии незначительной стоимости товара и небольшого срока кредитования) кредит де-факто может превратиться в «беспроцентный». Причем без всякого нарушения закона. «Беспроцентный», но не бесплатный (это к вопросу о сыре и мышеловке).

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

Налоговый кодекс Российской Федерации

Часть вторая

Раздел VIII. «ФЕДЕРАЛЬНЫЕ НАЛОГИ»

Глава 23. «НАЛОГ НА ДОХОДЫ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ»

СТАТЬЯ 212. ОСОБЕННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НАЛОГОВОЙ БАЗЫ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ДОХОДОВ В ВИДЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ ВЫГОДЫ (извлечение)

1. Доходом налогоплательщика, полученным в виде материальной выгоды, являются:

1) материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей, за исключением материальной выгоды, полученной в связи с операциями с банковскими картами в течение беспроцентного периода, установленного в договоре о предоставлении банковской карты, и материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование заемными (кредитными) средствами на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них, в случае, если налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 настоящего Кодекса;

2) материальная выгода, полученная от приобретения товаров (работ, услуг) в соответствии с гражданско-правовым договором у физических лиц, организаций и индивидуальных предпринимателей, являющихся взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику;

3) материальная выгода, полученная от приобретения ценных бумаг.

2. При получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды, указанной в подпункте 1 пункта 1 настоящей статьи, налоговая база определяется как:

1) превышение суммы процентов за пользование заемными (кредитными) средствами, выраженными в рублях, исчисленной исходя из трех четвертых действующей ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату фактического получения налогоплательщиком дохода, над суммой процентов, исчисленной исходя из условий договора;

2) превышение суммы процентов за пользование заемными средствами, выраженными в иностранной валюте, исчисленной исходя из 9 процентов годовых, над суммой процентов, исчисленной исходя из условий договора.

Определение налоговой базы при получении дохода в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах при получении заемных (кредитных) средств, исчисление, удержание и перечисление налога осуществляются налоговым агентом в порядке, установленном настоящим Кодексом. (…)

Подоходный налог на «материальную выгоду» уплачивается по ставке 35% по всем видам кредитов, кроме целевых кредитов на строительство и покупку жилья (при условиях, определенных Налоговым кодексом) и на пользование заемными средствами по кредитным картам в течение льготного периода.

Надо заметить, что «материальная выгода» при получении кредитов на строительство и покупку жилья может не возникать вовсе лишь начиная с 2008 г. (см. выдержки из ст. 212 главы 23 Налогового кодекса в редакции, утвержденной в середине 2007 г.). До конца 2007 г. «материальная выгода» по жилищным кредитам возникала в любом случае, но облагалась по ставке 13%, а не 35%.

Чтобы было более понятно (согласитесь, «птичий» язык юристов доступен не каждому), давайте рассмотрим пример.

1 сентября 2007 г. физическим лицом получен кредит на строительство жилья в сумме 700 тыс. руб. на 10 лет под 5% годовых. Погашение кредита и выплата процентов, начисляемых на остаток долга – ежемесячно. Ставка рефинансирования ЦБ РФ – 10% годовых.

Рассчитываем сумму налога, начисляемую в сентябре:

1. Минимальная величина процентов без налоговых последствий: 13% * 3/4 = 7,5%.

2. Экономия на процентах = 7,5% – 5% = 2,5%.

3. Материальная выгода за сентябрь = 700 000 руб. * 2,5% * 30 дней / 365 дней = 1438,36 руб.

4. Налог на доходы физических лиц (с материальной выгоды) = 1438,36 руб. * 10% = 143,84 руб.

Обратим особое внимание на то, что остаток кредита для расчета материальной выгоды будет уменьшаться с каждым следующим месяцем за счет уже погашенных сумм. Также обратим внимание на то, что, хоть налог и начисляется ежемесячно, в соответствии с Налоговым кодексом заплатить его можно один раз в срок до 15 июля года, следующего за истекшим. А также укажем на то, что если бы кредит не был потрачен на покупку жилья на территории России (или этому не нашлось документальных подтверждений), сумма налога была бы следующей: 1438,36 руб. * 35% = 503,43 руб.

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

Налоговый кодекс Российской Федерации
Часть вторая
Раздел VIII. «ФЕДЕРАЛЬНЫЕ НАЛОГИ»
Глава 23. «НАЛОГ НА ДОХОДЫ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ»
СТАТЬЯ 224. НАЛОГОВЫЕ СТАВКИ (извлечение)
(…)

2. Налоговая ставка устанавливается в размере 35 процентов в отношении следующих доходов:

(…)

– суммы экономии на процентах при получении налогоплательщиками заемных (кредитных) средств в части превышения размеров, указанных в пункте 2 статьи 212 настоящего Кодекса.

Плата за риск

Вернемся немного назад. Рассуждая о деньгах как о товаре, который банк продает своим клиентам – заемщикам – по определенной цене, мы выделили два ключевых фактора, влияющих на эту самую цену.

Первый: сколько сам банк заплатил за привлеченные (читай – купленные) деньги.

Второй: как оценивается гипотетический риск недополучения прибыли в случае невозврата денег.

Получается, что мы более-менее подробно обсудили первый из перечисленных ключевых факторов. А именно – цену, по которой сам банк сумел привлечь деньги. Перейдем ко второму ключевому фактору – гипотетическому риску невозврата денег.

Все заемщики, по большому счету, делятся на две категории – добросовестные и недобросовестные. К первой категории относятся люди, которые четко следуют условиям договора кредитования, погашают ссуду в соответствии с графиком, рассчитываются с банком без проблем. Ко второй категории относятся люди, которые нарушают условия договора и могут отказаться от погашения кредита – по злому умыслу или же вследствие каких-то жизненных обстоятельств.

Риск невозврата существует всегда, банки сознательно закладывают этот риск в стоимость кредита, увеличивая тем самым процентную маржу. Более того, в банковской теории встречается даже такое понятие, как «недостаточный риск», – это когда банк «недорисковывает» и, следовательно, недополучает определенную прибыль. Ведь всем известно, что риск и доходность, как правило, – две стороны одной медали. Так вот: каждый банк самостоятельно «нащупывает» для себя допустимый уровень проблем с возвратом кредитов и определенным образом закладывает этот уровень в стоимость денег для конечных заемщиков.

Если смотреть правде в глаза, получается, что добросовестные заемщики в конечном счете расплачиваются за недобросовестных. Именно поэтому кредит, который может быть выдан любому человеку «с улицы», удовлетворяющему определенным требованиям, и оформлен в течение часа, всегда дороже кредита, который выдается после тщательной проверки заемщика, которая может занимать несколько дней. Ведь вероятность невозврата во втором случае существенно снижается, и потому добросовестный заемщик меньше платит «за того парня».

Что еще может снизить риск банка? Первое, что приходит на ум, – оформление залога, который банк имеет право реализовать в случае нарушения заемщиком условий погашения ссуды. Помимо залога (или вместо него) может оформляться поручительство физических или юридических лиц, которые принимают на себя обязательства рассчитаться с банком, если сам заемщик откажется от выполнения своих обязательств. Минимизации риска способствует также страхование – жизни и трудоспособности заемщика, или предмета залога, или и того и другого одновременно.

Снижение гипотетического риска невозврата кредита влияет и на снижение его номинальной стоимости (т. е. уровня ставки), но одновременно может увеличивать издержки заемщика. К примеру, любой залог нужно оценить (не бесплатно), страхование также стоит денег.

Следует также добавить, что по нормативам ЦБ банки вынуждены по более рискованным кредитам формировать больший объем так называемых «резервов на возможные потери по ссудам». Естественно, подобное обстоятельство не способствует удешевлению заимствований – деньги, которые резервирует банк, могли бы работать и приносить прибыль. Следовательно, банк постарается получить эту недополученную прибыль с получателя рискованных (с точки зрения банковской практики) видов кредитов.

Дать или не дать?

Напомню о том, что один из основополагающих принципов банковского кредитования – возвратность. То есть банк, выдавая кредит, должен быть уверен в том, что заемщик сумеет вовремя вернуть долг. Если такой уверенности нет, то и кредит выдан не будет. Цель банка – заработать прибыль, и ради максимизации этой прибыли кредитные учреждения стараются отсекать потенциально недобросовестных клиентов.

Принимая решение об одобрении или неодобрении кредитной заявки, банк оценивает ту самую вероятность невозврата кредита, о которой мы начали рассуждать выше. Причем каждый банк может задавать собственные критерии оценки упомянутой вероятности. Грубо говоря, предварительно банк рисует для себя портрет идеального заемщика, который при любых обстоятельствах сможет вернуть кредит с процентами. Выявляются существенные признаки этого заемщика, каждый из которых имеет собственный вес. Выстраиваются логические связки «если-то» (например, «если стаж работы по такой-то профессии превышает 5 лет, то человек без труда найдет себе работу даже в случае неожиданного увольнения»). После чего характеристики конкретного претендента на кредит сравниваются с характеристиками заранее нарисованного образа «идеального заемщика». Банки стараются оценивать совокупность оценок: важны как финансовые кондиции претендента, так и моральные или деловые качества, присущие ему лично или «ему подобным».

На практике применяются два крепко связанных между собой способа оценки платежеспособности (или кредитоспособности). Первый способ условно можно назвать «экспертным». Даже по этому обозначению можно догадаться о том, что заключение о кредитоспособности заемщика делается на основании экспертной оценки (т. е. сделанной конкретным человеком) относительно текущих характеристик клиента и прогноза его положения на обозримую перспективу. Специалист банка уже имеет в голове (или в инструкции) так называемые стандартные образы людей, которые ассоциируются с различным уровнем риска невозврата кредитов, – «плохих» и «хороших» заемщиков. Путем логических рассуждений стандартные образы накладываются на образ конкретного заемщика. Кредитный инспектор вычленяет из общей картины те или иные наиболее существенные показатели и на основании их оценки делает свой вывод – давать или не давать кредит.

Второй способ в противовес «экспертному» можно было бы назвать «автоматизированным». Дело в том, что во многих случаях процедура оценки претендентов на кредит доводится до автоматизма, когда по каждому пункту анкеты заемщика в зависимости от ответа присваивается то или иное количество баллов, а решение принимается исходя из набранной итоговой суммы. Получается такой своеобразный тест. Профессионалы банковского дела подобную систему оценки заемщиков называютскоринговой (от англ. scoring – подсчет очков). Очевидно, что скоринговая система наиболее подходит для массового кредитования, так как позволяет без проблем обслужить большой поток потенциальных клиентов, значительно снизить затраты банка на оценку заемщиков.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Легенда о скоринге

Рассказывают следующую историю появления скоринга. Случилось так, что в 1941 г., в самый разгар Второй мировой войны, большинство кредитных экспертов американских банков было призвано на фронт. Перед уходом их попросили написать свод правил, которых следует придерживаться при принятии решений о предоставлении или непредоставлении кредита, с таким условием, чтобы с задачей мог справиться любой служащий-неспециалист. Так зародилась скоринговая система оценки потенциальных заемщиков. Впрочем, ряд источников связывает появление скоринга не с безвестными банковскими экспертами, а со вполне конкретным человеком – американским экономистом Дэвидом Дюраном. Относительно времени рождения скоринга – начало сороковых годов прошлого столетия – споров обычно не возникает.

Проходные баллы

Итак, скоринг – это система балльной оценки заемщиков, когда решение о выдаче или невыдаче кредита принимается в зависимости от количества набранных очков. Скоринговые системы призваны выявить и оценить вес самых разнообразных факторов – не только финансовых, но и социальных, поведенческих, мотивационных и т. п. Впрочем, существует огромное множество реализаций скоринговых систем. В каких-то случаях они до предела упрощены (а итоговый результат легко вычисляется с помощью электронных таблиц Excel), иногда – предельно усложнены, используют методы нейронных сетей. Объединяет эти разные системы одно – принцип работы.

Каждая ключевая характеристика потенциального заемщика получает свой числовой диапазон в баллах. Конкретное значение зависит от уровня гипотетического риска, который задает банк. Совокупность характеристик образует балльную шкалу. Набранный потенциальным заемщиком итоговый результат интерпретируется программой. Если этот результат выше некоего порогового значения, выдача кредита будет одобрена, если ниже – в кредите будет отказано. Может встречаться и некая «пограничная зона», когда набранных баллов недостаточно для принятия положительного решения, но в то же время отказ в кредитовании также неочевиден. Тогда решение принимается не системой, а конкретным банковским служащим.

В качестве примера можно привести подход к оценке кредитоспособности, который долгое время применялся в одном из французских банков. Используется всего 10 ключевых характеристик.

1. Цель кредита. Шкала от 0 баллов при выдаче простой денежной ссуды до 100 баллов при выдаче ссуды на покупку автомобиля.

2. Участие заемщика в финансировании сделки. При первоначальном взносе менее 10% – 0 баллов; от 10 до 45% – 30; более 45% – 50 баллов.

3. Семейное положение. От 0 баллов для разведенных супругов до 60 баллов с количеством детей менее трех.

4. Возраст. От 0 баллов для лиц моложе 25 лет до 100 баллов свыше 65 лет.

5. Профессия. От 0 баллов для студентов до 100 баллов для государственных служащих.

6. Занятость. От 0 баллов при сроке менее 1 года до 100 баллов – более 4 лет.

7. Годовой доход после налогообложения. От 0 до 160 баллов в зависимости от суммы.

8. Владение недвижимостью. От 0 баллов в случае аренды жилья до 80 баллов при наличии собственного дома.

9. Срок кредита. От 140 баллов при сроке менее 1 года до 0 баллов при сроке более 2 лет.

10. Сумма на банковском счете. От 0 до 150 баллов в зависимости от суммы.

Если потенциальный заемщик набрал более 510 баллов, банк выдает кредит; при 380-509 баллах требуется дополнительный анализ; при наборе менее 380 баллов следует отказ.

Отставив в сторону заграничные особенности (например, высокую оценку кредитоспособности пожилых людей и госслужащих), заметим, что приведенный выше пример хорошо иллюстрирует ключевые параметры, которые, по мнению банков (российских в том числе), снижают гипотетический риск невозврата кредита. На высокие оценки претендуют заемщики, которые способны самостоятельно оплатить значительную часть стоимости товара, имеющие стабильное семейное положение, недвижимое имущество в собственности, не склонные часто менять работу и т. п.

Важно понимать, что набор существенных, с точки зрения банка, параметров оценки заемщиков постоянно меняется, исходя из накопленных статистических данных. Скоринговые системы разрабатываются и модернизируются, исходя из особенностей конкретной страны, конкретного города и даже исходя из особенностей клиентуры конкретного банка. Сложные системы – это не табличка Excel. Подобные продукты состоят как минимум из двух блоков: блока анализа накопленной информации о «хороших» и «плохих» заемщиках и блока принятия решений. Активно используется информация обо всех случаях задержки выплат по кредиту и невозвратах. Анализ проводится при помощи так называемого метода data mining (можно перевести как «информационное копание»), в ходе которого выявляются разнообразные аномалии и устойчивые тенденции в поведении клиентуры, описываются различные комбинации факторов, влияющих на кредитоспособность. В результате строятся постоянно меняющиеся профили хороших / плохих заемщиков. Блок принятия решений «продвинутой» скоринговой системы сравнивает анкетные данные потенциального получателя кредита с имеющимися профилями, определяет, насколько клиент похож на «плохого» или «хорошего» заемщика. Сложность задачи объясняет дороговизну разработки таких «продвинутых» систем. Многие банки закупают уже готовые продукты у специализированных компаний.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Копнуть глубже

Существует точка зрения, в соответствии с которой еще более глубокая детализация анкетных данных в скоринговых системах оценки заемщиков будет еще более востребована тогда, когда рынок потребительского кредитования начнет спускаться к основанию «клиентской пирамиды». В верхней части этой пирамиды – наиболее качественные заемщики, состоятельные и ответственные. Но их число конечно. И чем ближе к основанию «клиентской пирамиды», тем менее качественный «материал» придется перерабатывать банкам, степень риска возрастет. Вот тогда общих характеристик может уже не хватить, и разработчики скоринговых систем обещают дойти до самых мельчайших подробностей, вплоть до марки автомобиля, лейблов на одежде, микрорайона проживания и материалов, из которых построен дом заемщика.

Не будем забывать и о том, что построение системы оценки кредитоспособности клиентов (будь то «экспертный» метод или система скоринга) зависит также и от размера кредита. Как-то я участвовал в телевизионном ток-шоу на тему кредитов, и ведущий задал мне каверзный вопрос: «Как так случилось, что моему знакомому отказали в выдаче кредита на телевизор, сумма которого измерялась несколькими тысячами рублей, но одобрили заявку по жилищному кредиту, сумма которого составляла несколько десятков тысяч долларов?»

Я постарался ответить, как мог. Кредит на телевизор человек, вероятнее всего, пытался оформить непосредственно в магазине. Представители банка ввели в скоринговую программу его данные, они были проанализированы и получен ответ – «отказать». Сумма баллов не сошлась, может быть, из-за какой-то мелочи. Но именно эта «мелочь» оказалась решающей. Известны случаи, когда доля отказов по скоринговой программе экспресс-кредитования одного из банков достигала 80%. Настолько жестко были заданы условия одобрения выдачи кредита, настолько сильным было желание банка снизить гипотетический риск невозврата.

В то же время, в случае жилищного кредита рассмотрением заявки и оценкой параметров занимались вполне определенные банковские служащие, которые могли принимать во внимание не только прямые, но и косвенные признаки платежеспособности клиента, смотрели не на голые цифры и факты, а на индивидуальную ситуацию в целом.

Согласитесь, кредит на несколько тысяч рублей и на несколько десятков тысяч долларов – «две большие разницы». Во втором случае на кону совсем другие суммы и цена ошибки гораздо выше.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Такие разные анкеты

К вопросу о простых и сложных скоринговых системах. Вот, скажем, параметры, которые некоторое время назад анализировал один из банков, специализирующийся на экспресс-кредитовании. Его служащие производили подсчет баллов с помощью таблиц Excel.

1. Прописка на территории по месту оформления кредита.

2. Владение автомобилем:

♦ отечественного производства: до 2 лет; от 2 до 4 лет; от 4 до 6 лет; от 6 до 8 лет;

♦ зарубежного производства: до 3 лет; от 3 до 6 лет; от 6 до 9 лет; от 9 до12 лет.

3. Владелец «иной собственности»: гараж, земельный участок (указывается удаление от регионального центра в км), загородный дом.

4. Жилье в собственности с учетом способа приобретения: покупка, приватизация, наследование, дарение, обмен: общей площадью до / более 100 кв. м.

5. Стаж работы на одном месте: менее / более 5 лет.

6. Должность руководящего работника (начальник отдела и выше).

7. Высшее образование / Не высшее образование.

Обратите внимание: оцениваются лишь параметры, которые можно легко перепроверить с помощью соответствующих баз данных.

На контрасте попробуем привести примерное описание сложной скоринговой системы (конкретные параметры являются коммерческой тайной, которую оберегают в том числе и от потенциальных мошенников, заинтересованных в знании способа «подкручивания баллов»).

Первая составляющая анкеты заемщика – «жесткие» параметры, подтвержденные документами, которые заемщик принес с собой (паспорт, водительские права, справка о доходах с места работы и пр.).

Вторая составляющая анкеты заемщика – «мягкие» параметры (образование, знание языков, количество выездов за рубеж, наличие электронной почты, как корпоративной так и личной, место работы, наличие недвижимости, автомобиля и пр.).

Третья составляющая – «замаскированный» в разных частях анкеты заемщика небольшой психологический тест. Задача этого теста – определить достоверность информации, предоставленной клиентом, и его психологический портрет.

Риск и кредитная история

С темой гипотетического риска невозврата кредита, впрочем, как и с темой скоринговых систем оценки кредитоспособности заемщика, тесно связана штука под названием «кредитная история».

Наличие или отсутствие кредитной истории рано или поздно будет влиять и на принятие решения о выдаче или невыдаче кредита, и на его стоимость. Именно этот факт заставляет нас поговорить о кредитных историях поподробнее. Тем более что все, с этим связанное, регулируется специальным Законом «О кредитных бюро».

С того момента, как в нашей стране начало бурно развиваться потребительское кредитование, появление подобного закона было лишь вопросом времени. Банкам и прочим кредиторам необходимы независимые источники информации, в которые стекались бы сведения о том, как тот или иной заемщик погашал ранее взятые кредиты, а также о том, какие еще кредитные обязательства на нем «висят» в данный момент. Зачем? Чтобы точнее оценивать те самые гипотетические кредитные риски. Чтобы исключить ситуацию, когда один и тот же человек, пользуясь недостатком информации, набирает в разных банках кредиты, погасить которые он не в состоянии (или попросту не желает).

В идеале клиент банка с хорошей кредитной историей в будущем сможет рассчитывать на более лояльный подход и на более выгодные условия по кредитам, нежели человек с плохой историей или вовсе без нее. Сейчас же в большинстве случаев банк и заемщик впервые сталкиваются друг с другом, начинают общение «с чистого листа».

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Легенда о кредитных бюро

В 1841 г. торговец шелком Льюис Тэппен из Нью-Йорка создал специальное агентство для сбора информации о кредитоспособности предпринимателей, обращавшихся к нему за ссудами, и назвал его Mercantile Agency. Когда накопилось несколько томов кредитных отчетов, Тэппен стал продавать эту информацию заинтересованным лицам и брал со своих клиентов от $100 до $200 в год. Это была первая коммерческая база данных, услугами которой охотно пользовались не только торговцы, но и банки. Через несколько лет другой американец, Джон Брэдстрит, создал свое кредитное бюро, ставшее серьезным конкурентом Тэп– пену. В 1933 г. агентства объединились в компаниюDun&Bradstreet, ставшую крупнейшим мировым поставщиком деловой информации.

В России с 1905 по 1917 г. работали «конторы по выдаче кредитных справок», которые собирали сведения о получателях кредитов.

С 1 сентября 2005 г. вся информация о добросовестных и недобросовестных заемщиках, о том, где и когда они брали ссуды и как по ним расплачивались, должна была начать стекаться в специальные организации – бюро кредитных историй (БКИ). Как водится в нашей стране, не обошлось без хаоса и аврала, вовремя ничего готово не было. Впрочем, система постепенно начинает работать. Банки обязали привести свои операции в соответствие с Законом «О кредитных историях» к 1 марта 2006 г.

Изначально законодателям предложили две концепции: первая предполагала развитие конкурирующих коммерческих кредитных бюро, а вторая – создание единого государственного монстра. Победила первая – более рыночная – концепция. В стране появились разные бюро кредитных историй, которые и займутся сбором и выдачей (за определенную плату) необходимой информации. Все банки должны иметь договор с одним или несколькими бюро кредитных историй и передавать ему / им всю определенную законом информацию о заемщиках.

Центробанку новый закон вменяет в обязанность составлять так называемый Центральный каталог кредитных историй. Это публичная база данных, сделав запрос в которую, можно будет легко узнать, в каком конкретно бюро находится та или иная кредитная история.

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

Содержание кредитной истории

В соответствии со ст. 4 Закона «О кредитных историях», кредитная история физического лица состоит из трех частей: титульной, основной и дополнительной (закрытой).

Титульная часть:

• Ф.И.О., дата и место рождения;
• данные паспорта или иного документа, удостоверяющего личность;
• ИНН (если он был указан);
• страховой номер индивидуального лицевого счета, указанный в страховом свидетельстве обязательного пенсионного страхования (если он был указан).

Основная часть:

• место регистрации и фактическое место жительства;
• сведения о госрегистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя (если применимо).

По каждому выданному кредиту:

• сумма кредита на дату заключения кредитного договора;
• срок погашения кредита в полном размере в соответствии с кредитным договором;
• срок уплаты процентов в соответствии с кредитным договором;
• сведения о внесении изменений и (или) дополнений к кредитному договору, в том числе касающихся сроков исполнения обязательств;
• дата и сумма фактического исполнения обязательств заемщика в полном и (или) неполном размере;
• сведения о погашении кредита за счет обеспечения в случае неисполнения заемщиком своих обязательств по договору;
• сведения о фактах рассмотрения судом споров по кредитному договору и о решениях судов, вступивших в законную силу;
• иная информация, официально полученная из государственных органов.

Дополнительная (закрытая) часть:

• подробная информация обо всех бывших и нынешних кредиторах данного физического лица;
• перечисление всех юридических лиц и частных предпринимателей, которые когда-либо делали запрос в отношении данной кредитной истории, с указанием дат запросов.

Часто спрашивают, будут ли включаться в кредитную историю сведения об отказе в выдаче кредита? Закон четко определяет понятие «кредитная история». Это информация, которая характеризует исполнение заемщиком принятых на себя обязательств по кредитным договорам. Если банк по какой-либо причине отказал в выдаче кредита и договор не был подписан, значит, такая информация не может относиться к кредитной истории.

Банки предоставляют информацию в БКИ «только при наличии на это письменного или иным способом документально зафиксированного согласия заемщика». Более того, направить запрос в бюро кредитной истории при рассмотрении заявки на кредит банкиры смогут тоже только с письменного разрешения заемщика. В таком разрешении можно, конечно, и отказать. Только в ответ банк имеет право отказать в выдаче кредита. Согласие заемщика на предоставление информации в БКИ и на запрос информации из бюро – фактически одно из условий заключения кредитного договора.

Нельзя сказать, что раньше банки не обменивались друг с другом информацией. Но в основном речь шла о «черных списках» неблагонадежных заемщиков. «Белые списки» каждый банк берег как мог, ведь это – его конкурентное преимущество.

Опросы показывают, что потенциальные заемщики саму идею кредитных бюро и кредитных историй приняли, скорее, одобрительно. Опасение вызывает лишь один существенный вопрос: конфиденциальность данных. «Скоро всю информацию о полученных и возвращенных мною кредитах можно будет купить на каком-нибудь пиратском компакт-диске» – такова распространенная точка зрения.

Голову на отсечение, что этого никогда не случится, не дам. Замечу только, что в числе основных вопросов функционирования коммерческих кредитных бюро – защита информации о заемщиках. По всей видимости, государство будет выдавать и продлевать лицензии только тем БКИ, которые докажут свою способность обеспечить максимальную защищенность данных. Где гарантия, что в продаже не появятся CD с кредитными историями? Прежде всего в интересах самого кредитного бюро беречь все хранящиеся сведения как зеницу ока, иначе ему будет отказано в доверии и оно разорится.

С другой стороны, в нашей стране (да и только ли в нашей?) любая информация о любом человеке может быть собрана из самых разнообразных баз данных. Чего греха таить, банковские службы безопасности сами активно пользуются подобной информацией (базы налоговиков, пенсионного фонда, ГИБДД и т. п.). Активно применяются также и контакты с операторами фиксированной и мобильной телефонной связи – как исправно платит человек за телефон, какой баланс поддерживает, имел ли отключения и т. п. Так что кредитные истории в вопросе «доступности информации» ничего особенного не добавят и не убавят.

ОТСТУПЛЕНИЕ В ТЕМУ

Мобильник работает на кредитную историю

В середине 2005 г. крупнейшие операторы сотовой связи страны – МТС, «Билайн» и «Мегафон» – объявили о создании единой системы по обмену информацией о недобросовестных клиентах и мошенниках. Как считают аналитики, к таковым относятся порядка 10% всех абонентов сотовых сетей России. Ежегодный убыток компаний от их деятельности составляет десятки миллионов долларов. Администратором информационной базы сотовых операторов стало Национальное кредитное бюро. Отказать в предоставлении услуг связи недобросовестным клиентам операторы не могут по закону, однако имеют право взять их счета на особый контроль.

Очевидно, что база сотовых операторов может послужить на благо банкам. Уже сейчас банки активно изучают историю сотовых счетов абонентов. То, насколько давно заемщик пользуется сотовым телефоном, какой у него счет, как исправно он его пополняет, является для банков одним из факторов, влияющих на решение о выдаче кредита.

Если же вернуться к законодательству, касающемуся кредитных историй, возникает логичный вопрос: «Кто официально имеет право знакомиться с кредитной историей?»

Если Вам понравилась книга, ее можно честно купить и продолжить чтение:

Как правильно взять и вернуть кредит

Правообладателям: если Вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права — сообщите нам об этом.

Партнерские программы для заработка

В закладки:
Scroll Up