Блокчейн для бизнеса

О чем читают онлайн в этой книге Уильяма Могайара «Блокчейн для бизнеса«:

Блокчейн – технология хранения и обработки данных, способная преобразить мир вокруг нас. Блокчейн выглядит как распределенная база данных, система, при которой информация хранится не на каком-то одном централизованном носителе, а одновременно на всех компьютерах, которые есть в данной системе.

С этой системой становятся невозможными многие виды нарушений и преступлений.

Купить красивый номер для автомобиля? Невозможно. Один недобросовестный сотрудник больше не сможет изменить вашу очередь и выдать номер «под заказ». Остальные компьютеры, которые задействованы в процессе, такую операцию не подтвердят. Подобные преступления, а также многие виды системных ошибок скоро канут в Лету.

Различные сделки, торги, покупка недвижимости, страхование, медицина, выборы – эта технология может отследить и зафиксировать все необходимые действия без участия посредников.

Фото книги "Блокчейн для бизнеса"

Предисловие

Текущее десятилетие – интересное время развития децентрализованных технологий. Несмотря на все усилия, которые на протяжении предыдущих тридцати лет прикладывали криптографы, математики и кодировщики, разрабатывая строго специальные усовершенствованные протоколы для защиты конфиденциальности и гарантий аутентичности различных систем – от электронной валюты до голосования и передачи файлов, – достигнутый прогресс был невелик. Инновационно блокчейн – или, вообще говоря, инновационный общественно-экономический консенсус, предложенный в 2009 году Сатоши Накамото, – оказался тем самым недостающим фрагментом головоломки, который смог придать этой индустрии импульс для гигантского скачка вперед. Дополнительным стимулом послужила политическая обстановка: глубокий финансовый кризис 2008 года породил растущее недоверие к правительствам и корпорациям, которые как раз и должны контролировать финансовые потоки; он послужил внутренним толчком, который многих заставил искать альтернативные варианты. И наконец, «вишенкой на торте» стали откровения Эдварда Сноудена в 2013 году, пролившие свет на активность государства в сферах, которые граждане считали конфиденциальными. Хотя технологии блокчейна в результате не получили всеобщего признания, несомненно, идеи децентрализации поднялись на новую высоту.

Различные приложения, начиная от телефонов Apple до WhatsApp, стали оснащаться столь мощными системами шифровки данных, что взломать их не под силу даже компаниям, создающим софт и управляющим серверами. Для тех, кто предпочел корпорации правительственному монстру, появление «экономики совместного потребления 1.0» продемонстрировало все признаки невыполнения первоначально данных обещаний. Вместо того чтобы ликвидировать укоренившуюся олигополию посредников, такие гиганты, как Uber, просто заняли их место, отнюдь не всегда лучше выполняя их функции. Блокчейн и спектр связанных с ним технологий, которые мы называем «крипто 2.0», гарантируют исправление этих недостатков. Вместо того чтобы просто надеяться на честность наших контрагентов, мы внедряем технологические системы с такими свойствами, которые будут обеспечивать необходимые гарантии даже в случае, если многие наши партнеры поведут себя нечестно.

Все транзакции в рамках «крипто 2.0» могут быть подтверждены криптографическими доказательствами. Децентрализованные одноранговые (peer-to-peer) сети могут использоваться для уменьшения нагрузки на любом одиночном сервере; с помощью открытого программного кода можно создать идентификационные блокчейны. Более сложные математические приемы, включая кольцевую подпись, гомоморфное шифрование и доказательство с нулевым разглашением, гарантируют конфиденциальность, позволяя пользователям таким образом хранить данные, что некоторые их составляющие можно проверить и даже вычислить, не раскрывая личную информацию. Первых приверженцев этой технологии особенно удивило, сколь быстро произошло ее институциональное принятие за последние два года. С 2011 по 2013 год адепты блокчейна – тогда это в основном касалось только биткоина – отличались духом анархии, это были революционеры-идеалисты всех мастей, увлеченные новыми возможностями «противостоять властям» (или, точнее, обойти их). Сегодня, в 2016 году, наиболее захватывающие перспективы касаются сотрудничества, о чем сообщили IBM и Microsoft, исследование, проведенное Банком Англии, или банковский консорциум, куда вошли новые члены.

Что же произошло? Я бы сказал, что криптоанархисты недооценили, насколько гибкими, технологически прогрессивными и даже идеалистически настроенными могут быть банки и крупные корпорации. Мы часто забываем, что корпорации тоже состоят из людей, чьи ценности и представления вполне могут совпадать с воззрениями обычных людей, которых мы встречаем на каждом шагу. Может показаться, что новый «механизм доверия», как назвал его The Economist, просто пришел на смену прежним централизованным «гарантам доверия», опиравшимся на реальную репутацию и регулирующий надзор и в финансовой сфере, и в других областях, но действительность гораздо сложнее. Честно говоря, различные институты точно так же не доверяют друг другу, как и обычные люди; аналогично централизованные институты в одной отрасли обеспокоены централизацией в других отраслях. Энергетические компании, производящие и продающие электроэнергию, с равным удовольствием поставляют ее на централизованный и на децентрализованный рынок. Возможно, они даже предпочтут децентрализованный, если там будет меньше ограничений.

Более того, многие отрасли промышленности уже децентрализованы – просто многие люди, не занятые в них, об этом не задумываются. Кроме того, они децентрализованы крайне неэффективно: у каждой компании все равно есть своя инфраструктура, через которую взаимодействуют пользователи, проводятся транзакции и обмен данными и которая требует согласования с другими компаниями при каждом взаимодействии. На деле консолидация вокруг одного рыночного лидера сделала бы эти отрасли более эффективными. Но ни конкуренты потенциального лидера, ни антимонопольные регуляторы не желают это признать, создавая безвыходное положение. Так было до сих пор. С появлением децентрализованных баз данных, которые могут технологически воспроизвести сетевой эффект, прежде доступный только монополиям, каждый может присоединиться к ним и действовать себе во благо, не создавая монополию со всеми ее негативными сторонами.

Именно поэтому технологии блокчейна так востребованы в сфере финансов, индустрии поставок и системах идентификации. Все они используют децентрализованные базы данных, реализуя свои цели на одной платформе, без затрат на то, чтобы договориться о том, кто получит контроль над этой платформой, а затем примириться с тем, что они попытаются злоупотреблять своим монопольным положением.

В первые четыре года после того, как Сатоши внедрил биткоин в январе 2009 года, много внимания уделялось электронной валюте, включая платежный аспект и ее функции как альтернативного средства накопления. В 2013 году в центре внимания оказались приложения «блокчейн 2.0»: те же технологии, что обеспечивают децентрализованность и безопасность биткоина, теперь распространены на приложения, касающиеся самых разных областей – от регистрации имени домена до финансовых контрактов, краудфандинга и даже игр. Основная идея моей собственной платформы, Ethereum, сводилась к тому, что язык программирования, введенный в протокол на базовом уровне, был полной абстракцией, что давало возможность пользователям создавать приложения, руководствуясь логикой любого бизнеса или для иных конкретных целей, реализуя преимущества, которые предоставляет блокчейн. Примерно в это же время стали появляться такие системы, как платформа децентрализованного хранения «Межпланетная система файлов» (InterPlanetary File System, IPFS). И криптографы предложили новые мощные средства, которые можно использовать в комбинации с технологией блокчейна для большей конфиденциальности, например, zk-SNARKs или доказательство с нулевым разглашением Succinct Non-Interactive ARgument Knowledge. Сочетание тьюринг-полного блокчейна с децентрализованной сетью, использующей сходные технологии кодирования, и интеграцию блокчейна с усовершенствованной криптографией я решил назвать «крипто 2.0» – возможно, название выглядит амбициозно, но оно наилучшим образом отражает смысл технологии в самой широкой форме.

Что такое «крипто 3.0»? Отчасти – продолжение направлений, заложенных в «крипто 2.0», в частности, использование обобщенных протоколов, обеспечивающих максимальную абстрактность и конфиденциальность. Но не менее важен и такой «слон в посудной лавке», как масштабируемость в сфере блокчейна. В настоящее время все протоколы блокчейна выстроены так, что каждый компьютер в сети должен обработать каждую транзакцию, – это свойство обеспечивает максимальную отказоустойчивость и безопасность ценой того, что вычислительная мощность сети фактически ограничивается вычислительной мощностью одного компьютера.

«Крипто 3.0» – по крайней мере, как я его вижу, – должен каким-то образом преодолеть эти ограничения и достичь уровня, достаточного для его массового распространения [Технически подкованные читатели, возможно, слышали о lightning networks – децентрализованной системе для мгновенных микроплатежей, state channels – технологии платежных каналов, позволяющих проводить большие объемы транзакций за пределами основного блокчейна и sharding – приеме, который позволяет распределять данные между разными физическими серверами. – Прим. перев.].

 

Затем, разумеется, встает вопрос адаптации. Помимо возможностей электронной валюты, в 2015 году многие интересовались «крипто 2.0», но пока разработчики выпускают базовые платформы, а не какие-либо значимые приложения. В 2016 году мы видим уже и стартапы, и подтверждения наших концепций институциональными игроками. Конечно, большинство их ни к чему не приведет и постепенно сойдет на нет. Это неизбежно в любой области. В предпринимательстве существует трюизм: 90 % любого бизнеса терпит крах. Однако оставшиеся 10 % со временем будут оценены по достоинству, и этот продукт будет востребован миллионами людей – тут-то и начнется самое интересное.

Возможно, книга Уильямса вдохновит вас на то, чтобы присоединиться к работе над усовершенствованием блокчейна для бизнеса.

Виталик Бутерин,

разработчик платформы Ethereum

2 апреля 2016

Благодарности

Есть мнение, что написать книгу – все равно что признаться в любви, и я согласен с этим мнением. Я чувствую себя так, будто я собрал пазл на холсте, а теперь вставляю его в рамку. Писать книгу – все равно что обмениваться подарками. Автор тратит огромное количество времени на то, чтобы изложить свои мысли на бумаге. Взамен читатели тратят свое время, читая. Иногда между ними возникает взаимосвязь. Я буду рад ответить каждому, кто напишет мне по адресу: wmougayar@gmail.com.

С тех пор как я стал интересоваться технологиями блокчейна, на мой образ мыслей и открытия повлияли многие люди, но самым большим авторитетом для меня стал Виталик Бутерин, создатель платформы Ethereum и ее главный исследователь. Я навеки в долгу перед ним за время и знания, которыми он со мной щедро делился.

Я благодарен всем создателям, новаторам, предпринимателям, лидерам, исполнителям и практикам, находящимся на передовом крае новой технологической революции – спасибо, что вы помогли мне соединить звенья цепи в одно целое. Это ваши огни манят меня вперед, помогая преодолеть темноту. Наше общение бесценно. Спасибо, что позвали меня в первый ряд, а то и за кулисы вашего восхитительного представления.

Боясь не назвать кого-то из близких мне профессиональных кругов, я хотел бы выразить особую благодарность Мунибу Али, Яну Аллисону, Хуану Бенету, Паскалю Бувье*, Крису Алену, Джерри Брито, Энтони ди Лорио, Леде Глиптис, Брайану Хоффману*, Эндрю Кизк, Хуану Лланосу, Джозефу Любину, Адаму Людвину, Джоэлю Монегро, Крису Оуэну, Сэму Паттерсону, Денису Назарову, Рудольфу Новаку, Майклу Перклину, Роберту Сэмсу*, Вашингтону Санчесу, Эмбер Скотт, Райану Селкису, Барри Зильберту, Райнану Ши, Эджеенсену Шри, Нику Салливану, Нику Жабо, Тиму Свонсону, Симону Тейлору*, Вейн Воган, Джесси Вальден, Альберту Венгеру, Джеффри Уилки, Фреду Вильсону и Гевину Вуду. Все они, так или иначе, внесли свой вклад в мое понимание биткоина, криптовалют, блокчейна, обучая меня, дискутируя со мной, разрешив мне войти в их мир, где я получал знания.

Моя особая благодарность исполнительному редактору издательства Wiley Биллу Фэллуну, который был убежден, что мы сможем сделать это быстрее, чем это вообще возможно, и Кевину Барретту Кейну, который выступил дизайнером и одновременно продюсером книги.

Наконец, я очень признателен группе моих друзей, которые помогли организовать сбор средств для выпуска книги на Kickstarter в феврале 2016 года, – это сделало задачу выполнимой. Я бы не смог сделать этого без вас и без поддержки Марго Этвелл и Джона Диматоса из Kickstarter (сайт для привлечения денежных средств на реализацию творческих, научных и производственных проектов по схеме краудфандинга).

Один из многих, Самый Щедрый сторонник – Брэд Фелд (Foundry Group). По-настоящему Щедрые сторонники: Джим Орландо (OMERS Ventures), Райан Селкис (DCG), Мэтью Споук (Deloitte). Суперособенные сторонники: Кевин Мэги, Пьет Ван Оувербек, Кристиан Георг, Джон Брэдфорд.

Супербольшие сторонники: Дэвид Коэн (Techstars), Мэтью Рожак (Bloq), Марк Темплтон, Дункан Логан (RocketSpace), Майкл Далесандро.

Большие сторонники: Ахмед Альшайя, Флойд Д’Коста, Гейно Доссинг, Лари Эрлих, Феликс Фрай, Джей Гривз, Эмиль ван дер Хок, Фергюс Лемон, Амир Мулави, Дэниэл А Гринспун, Майкл о’Лафлин, Нарри Сингх, Амар Варма, Донна Бревингтон Уайт, Нил Уоррен, Альберт Венгер.

Пролог

Нельзя сказать, что я являюсь счастливчиком по жизни, но в одном мне очень повезло – это моя встреча с Виталиком Бутериным, главным создателем Ethereum, который, как оказалось, живет в одном городе со мной – в Торонто.

Холодным зимним вечером в январе 2014 года Виталик спустился по лестнице коворкинга Bitcoin Decentral в старом тесном здании на Спадина авеню за час до начала еженедельных биткоин-встреч, организуемых в Торонто Энтони Дилорио. Я впервые заговорил с ним, пытаясь понять то, что мне описывали как «за пределами биткоина». На протяжении шести предшествовавших месяцев я пытался понять, что такое биткоин, и технология Ethereum оказалась для меня новинкой. Вскоре после начала нашей беседы помещение стало заполняться людьми, пришедшими на встречу. Виталик был в центре внимания, поскольку только что опубликовал пояснительную записку к своей новой блокчейн-платформе, которая должна была превзойти биткоин и которой была уготована великая судьба. Раздираемый любопытством и заинтригованный, я начал забрасывать Виталика вопросами об архитектуре Ethereum. Я был впечатлен его изобретением, но меня больше интересовало, как оно будет разворачиваться. У Виталика не было готовых ответов, но он весь лучился позитивом и оптимизмом (слегка наивным по тем временам), веря, что мир можно сделать лучше. Я почувствовал, что это касалось не только технологии, это было глубже. И касалось общества, государства, бизнеса, старого и нового мировоззрения. Это касалось всех нас. Человеческая составляющая этой технологии предлагала справедливые решения для нашего сложного и несправедливого мира.

Две недели спустя я просто-таки вынудил Виталика обрисовать проект того, как Ethereum будет работать в расширенных рамках. Я набросал собственный примитивный вариант и показал ему. Он три секунды смотрел на него, а потом очень возбудился, открыл векторный графический редактор на своем компьютере и начал набрасывать первую версию архитектурной основы, базирующейся на блокчейне, куда входил Ethereum. Позже этот набросок был повторен в блоге Виталика с заголовком «О силосе».

На протяжении нескольких месяцев, вплоть до сегодняшнего дня, мы стали друг для друга взаимными наставниками-консультантами. Он научил меня многому, связанному с блокчейном, а я давал ему советы по вопросам бизнеса и развития Ethereum. Наверное, я не смогу осмыслить сны, которые видел Виталик в ту ночь, но в одном я уверен: Виталик Бутерин становится опытным бизнесменом, вступив в ряды других ярких технологов и в то же время продолжая руководить базовой технологией Ethereum и ее Фондом.

Я приступил к написанию пятидесяти постов в блогах о биткоине, блокчейне и Ethereum, а также погрузился в мир создателей, изобретателей, пионеров, лидеров, предпринимателей, стартапов, руководителей предприятий и практиков, которые были на переднем крае технологии блокчейна и ее реализации.

Большая часть этой книги связана с моей собственной жизненной историей, которая основана на 34-летнем опыте работы в технологическом секторе. Первый этап этого путешествия включал 14 лет обучения в Hewlett-Packard, за которым последовал второй этап – 10 лет работы в качестве независимого консультанта, автора и авторитетной персоны в интернет-пространстве (1995–2005 годы). В 1996 году я написал одну из первых бизнес-книг по стратегии интернет-бизнеса «Открытие цифровых рынков», которая позволила мне исчерпывающе проанализировать значимость сети для бизнеса и начать работать с небольшими и крупными компаниями, которые ее использовали. В 2005 году я узнал, как стать профессиональным аналитиком в Aberdeen Group, а затем три года использовал это знание в Cognizant Technology Solutions, где я на практике увидел, как действует организация без границ, в центре деятельности которой был глобальный арбитраж. В 2008 году я погрузился в мир стартапов и пребывал в нем еще в течение пяти лет как основатель двух относительно успешных стартапов (Eqentia и Engagio). Говорят, на провалах учатся так же, как на успехах.

Моя страсть к одноранговым peer-to-peer (P2P) технологиям была не случайна. В 2001 году я запустил PeerIntelligence.сom, сайт, на котором была использована первая волна технологий P2P. В то время P2P в основном касался обмена файлами, и я быстро оценил возможности этой новой технологии. К сожалению, эти первые попытки P2P погибли на корню, после того как юридические нападки сгубили Napster, но взамен мы получили протокол BitTorrent как его доблестный остаток.

Полученный опыт повлиял на мои мысли о блокчейне и на подготовку этой книги.

В 2013 году, когда я открыл для себя биткоин и мир блокчейна, я испытал такое же волнение, как в 1995 году, когда некоторые из нас узнали, что интернет станет трансформационным, или в 2001 году, когда начали использоваться P2P-технологии. К счастью, P2P оказался очень кстати в 2009 году, когда блокчейн биткоина сделал свой первый вздох.

Когда я впервые познакомился с блокчейном, мне вспомнились слова Энди Гроува из его книги «Выживают только параноики» (1996 год). Он написал: «Есть ветер, а есть тайфун. В бизнесе всегда есть ветер. Но 10-кратное усиление одного элемента в бизнесе влечет за собой последствия ураганной силы». Конечно, Энди говорил об интернете как о силе тайфунной мощности, которая коренным образом изменит бизнес. Сегодня таким мощным ураганом с десятикратной силой является блокчейн, который повлияет на многие бизнесы, но пока мы находимся в начале этого пути.

Должен признать, что я испытал большие трудности, пытаясь понять разные аспекты блокчейна. Многие из его умных решений были предложены специалистами, которые не ставили перед собой задачу объяснить, как их изобретение может быть применено к бизнесу, какие оно будет иметь последствия. Можно сказать, что я обломал немало зубов в попытках понять, что такое блокчейн, и порой вынужден был гадать на кофейной гуще, чтобы соединить звенья и обрести ясность. Это было довольно мучительно и послужило импульсом для написания этой книги. Я решил сделать процесс знакомства с блокчейном менее ужасным для остальных, чтобы все могли понять эту технологию и ее возможности.

Блокчейн является частью истории интернета. По степени важности она находится на том же уровне, что и Всемирная паутина, и, возможно, может вернуть нам интернет в том виде, в каком он был первоначально представлен: более децентрализованным, более открытым, более безопасным, более конфиденциальным, более справедливым и более доступным. По иронии, многие блокчейн-приложения также имеют шанс заменить традиционные веб-приложения в то же время, когда они заменят прежние бизнес-процессы, которые не в силах ослабить хватку своих жестко централизованных контрольных функций.

Независимо от того, как она разворачивается сейчас, история блокчейна будет продолжаться на протяжении долгого времени после того, как вы закончите читать эту книгу, так же, как историю сети продолжали дописывать еще долго после ее первоначального изобретения. Но вот что сделает будущее блокчейна еще более интересным: вы являетесь его частью.

Надеюсь, читать «Блокчейн для бизнеса» будет так же приятно, как мне было приятно писать эту книгу.

Уильям Могайар

Торонто. Онтарио

wmougayar@gmail.com

март 2016

 

Введение

Если блокчейн вас еще не потряс своими возможностями, я гарантирую, что это скоро произойдет.

Я не видел ничего подобного с самого начала интернета, – я имею в виду захват воображения сначала небольшого, но затем быстро растущего числа людей.

Добро пожаловать в новый мир блокчейна.

По своей сути блокчейн – это технология, которая постоянно фиксирует транзакции так, что информация не может быть позже стерта, а может быть только последовательно обновлена, по сути, сохраняется «бесконечный исторический след». Это, казалось бы, простое описание функций имеет гигантские последствия. Оно заставляет нас переосмысливать старые способы проведения транзакций, хранения данных и перемещения активов, и это только начало.

Блокчейн нельзя описать только как революцию. Это развивающийся феномен, медленно приближающийся, как цунами, и постепенно захватывающий все на своем пути. По-видимому, это вторая существенная надстройка над вершиной интернета, после всемирной паутины, появившейся в 1990 году. Этот новый слой в основном касается доверия, поэтому мы могли бы назвать ее доверительной.

Технологии блокчейна – катализаторы огромных перемен, которые коснутся управления, образа жизни, традиционных корпоративных моделей, общества и его глобальных институтов. Внедрение блокчейна будет сопряжено с сопротивлением, потому что это принципиальное, глобальное изменение.

Блокчейн бросает вызов старым идеям, которые заперты в наших умах десятилетиями, если не веками. Блокчейн бросает вызов способам управления и централизованного контроля над проведением транзакций. Например, зачем депанировать сумму, чтобы гарантировать титульное страхование, если блокчейн может автоматически проверить его неопровержимым образом?

Блокчейн лишает центральные учреждения (например, банки, политиков, клиринговые палаты, правительства, крупные корпорации) функции доверенной третьей стороны и позволяет отойти от старых контрольных точек. Например: что, если проверка контрагента может быть выполнена в рамках блокчейна, а не в клиринговой палате?

Аналогией может служить история средневековых гильдий, которые в шестнадцатом веке сохраняли монополии на определенные ремесла, контролируя печать пособий, которые объясняли бы, как скопировать их работу. Они добились этого типа цензуры, будучи в сговоре с католической церковью и правительствами большинства европейских стран, которые регулировали и контролировали деятельность типографий, требуя лицензий. Такой тип централизованного контроля и монополии существовал недолго, и вскоре знания стали свободно распространяться по мере развития книгопечатания. Сегодня уму непостижимо, что распространение знаний могло считаться незаконной деятельностью. Мы могли бы провести параллель с традиционными держателями «центрального доверия» в качестве сегодняшних гильдий и могли бы спросить, почему они должны и впредь монопольно удерживать это доверие, если технологии (блокчейн) справляются с этой функцией так же или даже лучше.

Технология блокчейна освобождает функцию доверия от внешних ограничений подобно тому, как средневековые учреждения вынуждены были уступить контроль над печатью.

Однако было бы неверно рассматривать блокчейн в основном только как распределенный реестр, потому что это лишь одно из его многочисленных измерений. Это все равно что описывать интернет как сеть или как просто платформу для обмена информацией. Это необходимые, но недостаточные условия или свойства; блокчейн также больше, чем сумма их частей.

Сторонники блокчейна считают, что доверие должно быть бесплатным, а не находиться в руках централизованных сил, которые облагают его налогом или контролируют его в той или другой форме (например, сборы, права доступа или разрешения). Они полагают, что доверие может и должно быть частью отношений равных, без посредников, чему способствуют технологии, которые могут обеспечить его соблюдение. Доверие может быть закодировано, и его можно определить как истинное или ложное посредством математически обеспеченной уверенности, подкрепленной мощным шифрованием. По сути, доверие заменяется криптографическими доказательствами и поддерживается сетью доверенных компьютеров («честных узлов»), которые обеспечивают безопасность транзакций, в отличие от отдельных лиц, не создавая накладных расходов или ненужную бюрократию.

Если блокчейн – это новый способ реализации доверенных транзакций без доверенных посредников, скоро мы покончим с институтом посредников. Разработчики прежней политики, которые регулировали такие «надежные» учреждения, как банки, столкнутся с дилеммой. Как можно регулировать то, что исчезает? Им придется обновить свои старые правила.

Доверенная третья сторона действовала с некоторыми трениями, но теперь, с блокчейном, у нас появилась возможность безграничного доверия. Итак, когда доверие станет «бесплатным» (даже если его все еще надо заслужить), что будет дальше? Естественно, доверие пойдет по пути наименьшего сопротивления и постепенно станет децентрализованным в пределах сети.

Блокчейн также позволяет обменивать активы и стоимость, предлагая новый, быстрый путь для перемещения стоимости всех видов без ненужных посредников.

Доверие должно быть бесплатным, а не находиться в руках централизованных сил, которые облагают его налогом или контролируют.

Будучи закольцованной инфраструктурой, блокчейны метафорически являются безостановочными компьютерами. После запуска они никогда не останавливаются, благодаря невероятной отказоустойчивости, которой они обладают. В отличие от банковских систем «облачных» сервисов здесь нет ни одной точки отказа – добросовестные блокчейны продолжают работать.

Интернет заменил некоторых посредников. Теперь блокчейн снова готов заменить других посредников. Но он также готов создать новых. Так же было и с интернетом.

Нынешним посредникам нужно будет выяснить, как новые технологии затронут их роли, что нужно делать, чтобы ухватить кусочек нового пирога, приняв участие в гонке за тотальную «децентрализацию».

Мир озабочен анализом и прогнозированием будущего блокчейна; технологи и предприниматели задаются вопросом: окажется он витамином или ядом?

Сегодня мы говорим о том, что блокчейн можно использовать там-то и там-то, но уже завтра он станет «невидимым»; и мы в большей степени будем говорить о том, какие возможности он предоставляет. Точно так же было с интернетом, или с всемирной паутиной, и по аналогии с обычными базами данных блокчейн принес с собой новый язык.

С середины 1950-х годов и далее по мере развития интернет-технологий, мы привыкли к новому языку: мейнфреймы, базы данных, сети, серверы, программное обеспечение, операционные системы и языки программирования. С начала 1990-х годов в интернете появились новые понятия: просмотр, веб-сайт, Java, блоги, TCP/IP, SMTP, HTTP, URL-адреса и HTML. Сегодня блокчейн опять обновил словарь, в него вошли: консенсусные алгоритмы, умные контракты, распределенные реестры, цифровые кошельки и блоки транзакций.

Блок за блоком мы соберем собственную цепочку знаний, поймем, что такое блокчейн, какие перемены он несет и каковы последствия этих перемен.

Сегодня за любой информацией и продуктами мы обращаемся к Google.

Завтра мы будем использовать новые возможности, чтобы проверить записи, удостоверения, подлинность, права, выполненную работу, названия, контракты и другие процессы, связанные с ценными активами. Для всего будут цифровые сертификаты собственности. Точно так же, как мы не можем дважды потратить цифровые деньги (благодаря изобретению Сатоши Накамото), мы не сможем продублировать или подделать официальные сертификаты, как только они будут сертифицированы на блокчейне. Это была недостающая часть информационной революции, которую восполнил блокчейн.

Я до сих пор помню первоначальный ажиотаж вокруг возможности отслеживания судьбы отправленного пакета в интернете, когда FedEx (американская компания, предоставляющая почтовые, курьерские и другие услуги логистики по всему миру) впервые представила эту возможность в 1994 году. Сегодня мы считаем этот тип сервиса само собой разумеющимся. Но тогда эта возможность стала водоразделом, продемонстрировав, что можно сделать в недавно появившейся всемирной паутине. Основная идея заключалась в том, что ранее закрытый частный сервис мог стать открытым для всех, кто имеет доступ в интернет. Затем появился целый ряд услуг: онлайн-банкинг, подача налоговых деклараций, покупка продуктов, торговля акциями, проверка заказов и многое другое. Подобно тому, как сейчас мы обращаемся к службам, которые ищут публичные базы данных, вскоре мы будем искать новый класс сервисов, которые будут проверять блокчейны, чтобы подтвердить достоверность информации. Но возможности не будут исчерпываться доступом к информации. Мы также сможем убедиться в ее подлинности и спросить, не были ли внесены изменения в конкретные записи, ожидая максимальной прозрачности от тех, кто их держит. Блокчейн обещает служить и гарантировать прозрачность в своих самых простых формах.

Привычный вопрос «Есть ли это в базе данных?» будет заменен на «Это есть на блокчейне?». Можно ли сказать, что блокчейн сложнее интернета? Вероятнее всего. Позвольте мне пригласить вас в совместное путешествие, чтобы расшифровать загадку блокчейна.

Глава I
Что такое блокчейн?

Если ты не понимаешь чего-то без объяснений, ты и с объяснениями этого не поймешь.

Харуки Мураками

 

Обратите особое внимание. Эта глава, вероятно, является самой важной в книге, потому что в ней сделана попытка предложить основополагающее объяснение блокчейна. Это первый этап в выполнении обещания, которое дает эта книга: представить вам целостный взгляд на возможности блокчейна.

Понять концепцию блокчейнов сложно. Вам нужно понять их суть, прежде чем вы сможете оценить их потенциал. В дополнение к своим технологическим возможностям блокчейны содержат философские, культурные и идеологические основы, которые также должны быть осознаны.

 

Если вы не являетесь разработчиком программного обеспечения, то блокчейны – это не тот продукт, который вы просто включаете и используете. Блокчейны могут быть связаны с другими продуктами, которые вы будете использовать, не подозревая, что за ними стоит блокчейн, так же, как вы не задумываетесь сегодня о том, сколь технически сложны ваши взаимодействия в интернете.

Когда вы начнете самостоятельно разбираться в возможностях блокчейнов, оставив постоянные попытки понять, что это такое, вы подниметесь на новую ступень своей компетентности и станете более свободно их использовать.

Я считаю, что передать знания, на которых основано понимание принципов блокчейна, проще, чем дать информацию о том, где они могут пригодиться лично вам. Это как научиться водить машину. Я мог бы научить вас вести машину, но не могу предсказать, где вы ее возьмете. Только вы знаете свой конкретный бизнес или ситуацию, и только вы сможете выяснить, где блокчейны могут вам пригодиться, после того как вы узнаете, каковы их возможности. Конечно, сначала мы вместе проведем дорожные испытания и проедем по гоночным трассам, чтобы дать вам некоторое представление о них.

Обратимся к разработкам Сатоши

Когда в 1990 году Тим Бернерс-Ли создал первую страницу в World Wide Web, он написал: «Возможности интернета позволяют нам находить факты, генерировать идеи, покупать и продавать вещи, создавать новые отношения с такой скоростью и в таком масштабе, которые были невообразимы в эпоху аналоговых технологий».

В этом коротком заявлении Бернерс-Ли предсказал интернет-поиск, публикации, электронную коммерцию, электронную почту и социальные сети. Аналогичную оценку биткоина, сделанную кем-то, кто только что создал нечто впечатляющее, можно найти в статье Сатоши Накамото, написанной в 2008 году: «Биткоин. Децентрализованная электронная денежная система» (1), где он оценил биткоин как основополагающее новшество в области криптовалюты на основе блокчейнов.

В приведенном ниже очень кратком реферате статьи отражены фундаментальные основы биткоина и объяснены его базовые принципы:

• P2P – версия электронных наличных средств, позволяет отправлять онлайн-платежи непосредственно от одного участника другому без участия финансовых институтов.

• Доверенная третья сторона для контроля за двойной платой не нужна.

• Мы предлагаем решение проблемы двойной траты за счет использования одноранговой сети.

• Сетевое время маркирует транзакции, помещая их в непрерывную цепочку доказательств работы на основе хэш-функции, формируя запись, которая не может быть изменена без повторной проверки доказательства работы.

• Самая длинная цепочка не только служит подтверждением очередности событий, но и доказывает, что над ней произвел работу самый большой вычислительный сегмент сети. Поскольку большая часть вычислительных мощностей контролируется узлами, не объединенными с целью атаковать сеть, они будут генерировать самую длинную цепочку, опережая любых злоумышленников.

• Сообщения транслируются с максимальной эффективностью, а узлы могут покидать и присоединяться к сети по своему усмотрению, принимая самую длинную версию цепочки для восстановления пропущенной истории транзакций.

Если вы не являетесь продвинутым читателем, попробуйте сконцентрироваться на строчках, выделенных курсивом, и вы поймете самое главное. Пожалуйста, перечитывайте приведенные выше положения, пока вы не проникнетесь последовательной логикой Накамото! Серьезно! Вам придется просто поверить и принять тот факт, что проверить Р2Р-транзакции вполне реально, просто предоставив системе возможность выполнить функцию доверенного лица без централизованного вмешательства или управления.

Если мы перефразируем статью Накамото, у нас останутся следующие пункты:

• Р2Р электронные транзакции и взаимодействия;

• без участия финансовых институтов;

• криптографические доказательства вместо централизованных «гарантов доверия»;

• доверие в сети вместо доверия в централизованных институтах.

Как выяснилось, «блокчейн» – это технологическое изобретение, на котором основан биткоин и которое делает его возможным. Держа в голове основные положения статьи Сатоши, давайте углубимся в три различных, но дополняющих друг друга определения блокчейна: техническое, деловое и юридическое.

Технически блокчейн – это база данных, которая представляет собой распределенный реестр с возможностью открытой проверки.

С точки зрения бизнеса блокчейн – это обменная сеть для перемещения транзакций, стоимости, активов между равными партнерами, без помощи посредников.

С юридической точки зрения, блокчейн проверяет транзакции, заменяя (а точнее, делая ненужными) прежние контролирующие органы.

Технически: открыто проверяемая база данных, представляющая собой распределенный реестр.

Для бизнеса: обменная сеть для перемещения ценностей между равными партнерами.

Юридически: механизм подтверждения транзакций, не требующий участия посредников.

Возможности блокчейна = технические + деловые + юридические

Всемирная паутина: вновь все кончено

Прошлое – это не точный компас, ведущий в будущее, скорее, оно помогает понять, откуда мы пришли, и помогает увидеть, куда надо двигаться. Блокчейн – это просто продолжение истории интернет-технологий, представленной интернетом, поскольку она развивается, проникая в наш мир, бизнес, общество и правительства, при этом она проходит через те циклы и фазы, которые становятся видны только в зеркале заднего вида.

Помня, что интернет был впервые представлен миру в 1983 году, отметим, что именно всемирная паутина стала неким водоразделом в процессе эволюции, потому что она предоставляла информацию и информационные услуги открыто и мгновенно всем, кто имел доступ к интернету.

Точно так же, как миллиарды людей во всем мире в настоящее время пользуются интернетом, миллионы, а затем миллиарды будут использовать блокчейн. Мы не должны удивляться, если скорость распространения использования блокчейнов превзойдет скорость, с которой росло число пользователей интернета.

К середине 2016 года 47 % из 7,4 млрд человек в мире пользовались интернетом. В 1995 году это число составляло менее 1 %. Число пользователей интернета достигло миллиарда человек в 2005 году. Напротив, использование сотовых телефонов скачкообразно возросло, превысив количество стационарных телефонов в 2002 году и превысив численность населения земного шара в 2013 году. Что касается веб-сайтов, то в 2016 году их общее количество колебалось в пределах одного миллиарда. Вполне возможно, что в будущем блокчейны разных видов станет так же легко настроить, как запустить веб-сайт на WordPress или Squarespace.

Рост использования блокчейнов будет идти быстрее, чем веб-сайтов, потому что стартовый набор его потенциальных пользователей включает четыре сегмента: веб-пользователей, пользователей сотовых телефонов, владельцев веб-сайтов и любой «вещи», которая получает преимущества от подключения к блокчейну и становится «умной». Это означает, что использование блокчейнов прежде всего будет ориентировано на эти четыре уже имеющиеся категории, вместо того чтобы просто искать новых пользователей.

Один или несколько блокчейнов?

У блокчейна нет предшествующих парадигм. Это не новая версия TCP/IP, сетевого протокола интернета. Это не другой вид интернета. В 2015 году некоторые сторонники одиночного блокчейна биткоина жаловались на существование нескольких блокчейнов. Блокчейн рассматривался ими через одномерную линзу (биткоин-максимализм (2)), как и интернет: да, хорошо, что есть только один интернет, поскольку иначе он никогда бы не распространился так широко, как это произошло. Но блокчейн – это другая конструкция. Это скорее новый протокол, надстроенный над интернетом, точно так же, как World Wide Web базируется на интернете, используя свои собственные технологические стандарты.

Блокчейн – отчасти это база данных, отчасти – платформа развития, отчасти – средство активации сети, поэтому нам нужно множество примеров и вариаций. Как верхний слой интернета, блокчейны могут принимать различные формы имплементации. Блокчейны можно рассматривать как уровень доверия, средство обмена, безопасный канал связи, набор децентрализованных возможностей и так далее.

Тем не менее существует множество аналогий между ранними годами интернета и сегодняшним этапом эволюции блокчейна, с точки зрения того, как эта технология будет принята обществом.

Не будем забывать, что для большинства компаний потребовалось около трех лет, чтобы полностью понять потенциал сети (примерно в 1994–1997 годах) после ее первоначальной коммерциализации, и потребовалось семь лет после того, как в 1983 году интернет начал действовать, до его полноценного вступления в игру. Несомненно, блокчейн останется полутаинственным, полукомплексным феноменом на период 2015–2018 годов так же, как он три года (2009–2012 годы) сводился к биткоину, прежде чем стал более заметным для широкой публики.

Введение к приложениям блокчейна

Мировая сеть не могла существовать без интернета. И блокчейну не обойтись без интернета. Сеть сделала интернет более полезным, потому что людей больше интересует использование информации, чем выяснение того, как подключить компьютеры друг к другу. Блокчейн-приложениям необходим интернет, но они могут обойти мировую сеть и предоставить нам другую версию, более децентрализованную и, возможно, более справедливую. Это одно из самых больших обещаний блокчейн технологии.

Блокчейну, как и мировой паутине, нужен интернет

 

Существует несколько способов создания блокчейн-приложений. Вы можете построить их изначально на блокчейне, или вы можете смешать их в существующем веб-приложении, и мы будем называть этот вариант «гибридными блокчейн-приложениями».

 

Разновидности блокчейн-приложений

 

 

Поскольку интернет состоит из общедоступной версии и нескольких частных вариаций, блокчейны тоже будут развиваться в этой логике. У нас будут публичные и частные блокчейны. Некоторые из них будут естественным образом привязаны к блокчейнам, тогда как другие могут быть гибридной имплиментацией, которая будет частью существующей мировой сети или частным приложением.

 

Четыре типа блокчейн-приложений

 

Сильный нарратив блокчейна

Признаком сильного воздействия на технологию или тренд является сильный сопровождающий нарратив. В чем разница между рассказом и нарративом? В то время как история обычно последовательна и известна, нарратив создает большое число индивидуальных историй для тех, кто с ним взаимодействует.

Джон Хейгель хорошо объяснил эту разницу(3):

Истории самодостаточны – у них есть начало, середина и конец. С другой стороны, нарратив – это повествование с открытым финалом, результат не предрешен, его еще предстоит определить. Во-вторых, истории – это обо мне, рассказчике или других людях; но не о вас. Напротив, исход нарратива зависит от выбора, который вы сделаете, и от действий, которые вы предпримете, – вы и определите результат.

У интернета мощный нарратив. Если вы спросите у разных людей, как они используют интернет или что он значит для них, вы, несомненно, услышите разные ответы, потому что каждый человек использует интернет в соответствии со своими потребностями.

У блокчейна тоже мощный нарратив, потому что он стимулирует наше воображение. Вот конкретные преимущества, которые, согласно Хейгелю, дает нарратив:

 

Дифференциация – помогает вам выделиться из толпы.

Способ достижения цели – мобилизует людей за пределами вашей компании. Распределенные инновации – стимулирует инновации в неожиданных направлениях.

Привлечение – привлекает людей возможностями и проблемами, которые вы изложили.

Отношения – формирует устойчивые отношения с людьми, попавшими под обаяние вашего нарратива.

 

Джон Хейгель продолжает, указывая, что «речь идет о соединении и мобилизации других за пределами…». Замените точки «блокчейном», и вы получите мощное основание для сильного и продолжительного нарратива о блокчейне.

Мета-технология

Блокчейн – это мета-технология, потому что она влияет на другие технологии и, в свою очередь, состоит из нескольких технологий. Это как объединение компьютеров и сетей, которые построены на основе интернета. Изучая архитектурные слои блокчейна, вы обнаруживаете, что он состоит из нескольких частей: базы данных, программного приложения, нескольких компьютеров, подключенных друг к другу, клиентов, имеющих доступ к нему, программной среды, на которой он основан, инструментов для контроля над ним и других частей (которые будут рассмотрены в главе 6).

Блокчейн – это не просто новая технология. Это технология, которая бросает вызов другим существующим программным технологиям, поскольку она может заменить или дополнить существующую практику. По сути, это технология, которая изменяет другую технологию.

В прошлый раз мы были свидетелями такой каталитической технологии в период появления всемирной паутины. Сеть также изменила способ создания программных приложений, она принесла с собой новые программные технологии, которые бросали вызов и заменяли предыдущие. В 1993 году HTML, язык разметки, изменил публикацию. В 1995 году Java, язык программирования Web, изменил программирование. Несколькими годами ранее TCP/IP, компьютерный сетевой протокол, начал менять сетевое взаимодействие, делая его полностью совместимым во всем мире.

С точки зрения разработки программного обеспечения, одним из самых больших изменений в парадигме, на которые претендует блокчейн, является брошенный им вызов функции и монополии традиционной базы данных в том виде, как мы ее знаем в настоящее время. Поэтому нам нужно понять, как блокчейн заставляет нас глубоко переосмысливать существующие конструкции базы данных.

Блокчейн изменяет способ написания приложений через новую форму языков сценариев, которые могут программировать бизнес-логику как «умные» контракты, которые применяются на блокчейне.

Программное обеспечение, теория игр и криптография

Другой способ попытаться понять блокчейн состоит в том, чтобы рассматривать его как триаду, объединяющую известные нам области: 1) теорию игр, 2) науку криптографию и 3) разработку программного обеспечения. Отдельно эти сферы существовали в течение длительного времени, но впервые они пересеклись вместе и гармонично преобразились в рамках технологии блокчейна.

 

Теория игр – это «изучение математических моделей конфликта и сотрудничества между разумными мыслящими людьми, принимающими решения». (4) И это связано с блокчейном, потому что блокчейн биткоина, первоначально придуманный Сатоши Накамото, должен был решить известную головоломку теории игр – «задачу византийских генералов» [В криптологии: задача взаимодействия нескольких удаленных абонентов, которые получили приказы из одного центра. – Прим. перев.].

Решение этой задачи заключается в том, чтобы гарантировать победу за счет смягчения последствий любых попыток небольшого числа нечестных генералов солгать о координации своих сил в атаке.

Это достигается путем процесса проверки работы, которая была осуществлена при обработке отправленных сообщений, и ограничения времени для необходимого просмотра сообщений, обеспечивающего их достоверность. Учитывать «отказоустойчивость византийской схемы» важно, поскольку она начинается с предположения, что вы не можете доверять кому-либо, и тем не менее система обеспечивает уверенность в том, что транзакция прошла и безопасно достигла контрагента, не пострадав от потенциальных атак, – это основано на доверии к сети.

Этот новый метод достижения безопасности в завершении транзакции имеет фундаментальные последствия, поскольку он ставит под вопрос существование и роль нынешних доверенных посредников, которые традиционно занимаются проверками транзакций. Это заставляет нас задуматься над экзистенциальным вопросом: зачем нам центральная власть для обеспечения центрального доверия, если мы сможем достичь такой же достоверности, когда транзакция перемещается от одного партнера к другому через сеть, в которую «встроено» доверие?

Криптографическая наука используется во многих местах для обеспечения безопасности блокчейна, и она опирается на три базовых концепта: хэширование, ключи и цифровые подписи. «Хэш» – это уникальный «отпечаток пальца», который помогает без необходимости фактического просмотра проверить, что определенная часть информации не была изменена. Ключи используются по крайней мере в комбинации двух сфер: публичной и частной. Для аналогии представьте дверь, которая нуждается в двух ключах, чтобы ее открыть. В этом случае открывающий ключ используется отправителем для шифрования информации, которая может быть расшифрована только владельцем закрывающего ключа. Вы никогда не раскрываете свой личный ключ. Цифровая подпись – это математическое вычисление, которое используется для подтверждения подлинности (цифрового) сообщения или документа.

Криптография основана на государственной/частной гегемонии, которая представляет собой инь-ян блокчейна: публичная видимость, но частная инспекция. Это немного похоже на ваш домашний адрес: вы можете публиковать его, но это не дает никакой информации о том, как выглядит ваш дом внутри. Вам понадобится ваш личный ключ, чтобы войти в ваш частный дом, а поскольку вы задекларировали определенный адрес в качестве своего, никто не сможет присвоить его себе.

Хотя концепции криптографии существуют уже давно, инженеры-программисты наслаждаются сочетанием ее с инновациями теории игр, чтобы создать общие конструкции блокчейна, где кажущаяся неопределенность компенсируется подавляющей математической достоверностью.

База данных vs. Реестра

У нас есть транзакции, которые могут быть проверены без участия третьей стороны. Теперь вы думаете: а как насчет баз данных? Мы всегда считали, что базы данных являются надежными хранилищами активов.

В случае блокчейна реестр – это неопровержимая запись, которая содержит подтверждение транзакций блокчейном.

Давайте рассмотрим это на примере ситуации: база данных против блокчейна (реестра).

Когда вы открываете банковский счет, в действительности вы отказываетесь от своих прав в этом «аккаунте». На самом деле банк дает вам иллюзию доступа и видимости активности в нем. Каждый раз, когда вы хотите переместить деньги, заплатить кому-то или внести деньги, банк дает вам явный доступ, потому что вы оказали им неявное доверие, допустив к своим делам. Но этот «доступ» также является еще одной иллюзией. В действительности это доступ к записи в базе данных, которая говорит, что у вас есть такая-то сумма денег. Опять же они обманули вас, дав вам иллюзию, что вы «владеете» этими деньгами. Но банк обладает высшим авторитетом, потому что у него есть база данных, которая указывает на эту запись, которая говорит, что у вас есть деньги, а вы лишь предполагаете, что они у вас есть.

 

 

Банковское дело сложное, но я попытался через упрощенные иллюстрации подчеркнуть тот факт, что данный банк в рамках некой иерархии обладает контролем для предоставления или отказа в доступе к деньгам, которые он удерживает.

Такая же концепция применима к любым цифровым активам (акциям, облигациям, ценным бумагам), которые финансовое учреждение может держать от вашего имени.

Перейдем к блокчейну.

Тот же самый сценарий можно осуществить без всех описанных выше сложностей.

Один пользователь может отправить деньги другому пользователю через специальный кошелек, а блокчейн осуществит аутентификацию, валидацию и передачу, как правило, в течение десяти минут, с обменом криптовалюты или без него.

 

 

Такова магия блокчейна в ее простейшей форме. Вот почему я предлагаю всем, кто собирается участвовать в реализации блокчейна, попробовать выполнить транзакции этого типа со своим собственным кошельком, либо загрузив одну из многих доступных версий, либо подписавшись на локальный биткоин-обмен, который есть везде, где бы вы ни жили. Как только вы это сделаете, вы поймете истинный смысл слова «без посредников» и начнете сомневаться в том, что нам все еще нужны нынешние посредники.

Оглянемся назад, чтобы лучше видеть перспективу

Итак, как же блокчейн вписывается в общий контекст различных этапов развития технологий?

В 2003 году Николас Карр (Nicholas G. Carr) опубликовал в Harvard Business Review статью «Не имеет значения» (6), которая потрясла корпоративные круги информационных технологий и поставила под сомнение их стратегическую значимость. Он написал:

«То, что делает ресурс поистине стратегическим, что дает ему основы для устойчивого конкурентного преимущества – это не распространенность, а дефицит. Вы получаете преимущество над соперниками, только имея или делая то, чего они не имеют или не могут делать. К настоящему времени основные функции хранения данных, обработки данных и передачи данных в IT-среде стали доступными для всех».

Хотя идеи Карра, высказанные в этой статье, энергично обсуждались в течение еще двух лет, они уже стали общим достоянием и совпали с появлением сети как новой мощной вычислительной платформы. Сеть застала IT-директоров врасплох и привела большинство из них в растерянность по крайней мере на три года, особенно потому, что многие из них были более сосредоточены на проблеме соответствия дат в 2000 году. На самом деле спад IT начался с появления сети, поскольку интернет предоставил конкурентные преимущества тем, кто освоил его раньше.

 

Как показано на этой схеме, верховенство IT закончилось с распространением интернета, а ему на смену придет многообещающий блокчейн.

 

Главные технологические эпохи

 

 

Еще один способ увидеть преемственность в развитии технологий – это посмотреть на различные этапы эволюции сети и увидеть, что блокчейн является еще одним новым этапом, основанным на одноранговых транзакциях с доверительным активом. Давайте вспомним ключевые мини-революции, которые интернет принес нам с 1994 года: личные коммуникации, самопубликации, электронная коммерция и социальные сети. Оглядываясь в прошлое, мы видим, что каждая из этих четырех фаз определялась функциями, которые брал на себя интернет: он заменил почту, печатные СМИ, цепочки поставок / обычные магазины и реальный мир.

 

 

Ирония ситуации в том, что блокчейн-приложения могут заменить любое веб-приложение. Хотя мы привыкли считать, что интернет принес нам доступность информации, свободу коммуникации и электронную коммерцию, этим функциям будут угрожать новые версии, которые опираются на одноранговые протоколы, привязанные к технологиям блокчейна.

Распакуем блокчейн

Продолжим знакомство с разными слоями блокчейна! Главный момент, который я хотел бы подчеркнуть: блокчейн – это не один пункт, предмет, тренд или свойство. Это много частей сразу, одни из них работают вместе, а другие автономно.

Когда интернет начал коммерциализироваться примерно в 1995 году, мы часто описывали его как многоцелевой феномен. В своей предыдущей книге «Открытие цифровых рынков» в 1997 году я описал интернет как имеющий «пять множественных идентификаторов» и добавил, что «преимущества каждого из них должны использоваться при разработке разных стратегий». Мировая сеть одновременно являлась сетью, платформой разработки, платформой транзакций, посредником и рынком. (В то время мы не рассматривали аспекты сообществ/социальной сети, поскольку они возникли позже.)

Блокчейн развивает эту множественность функций дальше. Он одновременно выполняет следующие десять функций:

1. Криптовалюта

2. Вычислительная инфраструктура

3. Транзакционная платформа

4. Децентрализованная база данных

5. Распределенный реестр акаунтов

6. Платформа разработки

7. Программное обеспечение с открытым исходным кодом

8. Рынок финансовых услуг

9. Одноранговая сеть

10. Уровень служб доверия.

 

В качестве первого шага к фундаментальному пониманию блокчейна давайте погрузимся в каждую из них.

 

1. Цифровая криптовалюта

Функция цифровой валюты, вероятно, является наиболее «видимым» элементом блокчейна, особенно если он является публичным, например как биткоин (BTC) или Ethereum (ETH). Криптовалюта, как правило, это экономический прокси-сервер для посреднических операций и безопасности блокчейна. Иногда он представлен маркером, который является другой формой репрезентации базовой криптовалюты.

Одной из сложных проблем с криптовалютами является их ценовая волатильность, которой достаточно, чтобы отпугнуть большинство потребителей. В статье, опубликованной в 2014 году, описывающей метод стабилизации криптовалюты, Роберт Сэмс цитировал Ника Сабо: «Основная неустойчивость биткоинов связана с изменчивостью спекуляций, которая, в свою очередь, объясняется общей неопределенностью относительно его будущего. Более эффективные механизмы ликвидности не помогают сократить реальную неопределенность». Поскольку криптовалюта приобретает все большее признание и понимание, ее будущее будет менее неопределенным, что приведет к более стабильной и плавной кривой принятия.

За пределами собственно операций блокчейнов криптовалюта аналогична любой другой валюте. Биткоин может быть продан на биржах, и его можно использовать для покупки или продажи товаров и услуг. Криптовалюта очень эффективна в блокчейн сетях, но каждый раз, когда она сталкивается с реальным миром традиционных валют (или «фиксированной валютой»), возникает трение.

 

2. Децентрализованная вычислительная инфраструктура

Блокчейн также может рассматриваться как подход к разработке программного обеспечения, связывающий вместе несколько компьютеров, обычно подчиняющихся одному и тому же «консенсусному» процессу сообщения или записи информации, которую они содержат, и где все связанные взаимодействия проверяются с помощью криптографии.

С физической точки зрения сетевые компьютерные серверы – это то, что действительно обеспечивает блокчейн. Но разработчикам не нужно настраивать эти серверы, и это тоже является частью магии блокчейна. В отличие от интернета, где на сервер отправляется запрос HTTP (Hypertext Transfer Protocol), с помощью блокчейн-приложений сеть делает запрос к блокчейну.

 

3. Платформа транзакций

Блокчейн-сеть может проверять множество транзакций, связанных со стоимостью, с цифровыми деньгами или активами, которые были оцифрованы. Каждый раз, когда достигается консенсус, транзакция записывается в «блок», который является местом хранения. Блокчейн отслеживает эти транзакции, которые впоследствии могут быть проверены как состоявшиеся. Таким образом, блокчейн является гигантской платформой, способной обрабатывать как микротранзакции, так и большие ценностные транзакции.

Криптовалюта очень эффективна в сетях, но каждый раз, когда она сталкивается с реальным миром традиционных валют, возникает трение.

Если мы хотим сравнить блокчейны с другими сетями, осуществляющими транзакции, то приходит в голову в качестве критерия выбрать их пропускную способность, которая измеряется в транзакциях в секунду (TPS). Для справки: в 2015 году VISA обрабатывала в среднем по 2 тыс. TPS в своей сети VisaNet с пиковой скоростью 4000 TPS и максимальной производительностью 56 000 TPS. В течение 2015 года PayPal обработал всего 4,9 млрд платежей, что эквивалентно 155 TPS. С 2016 года блокчейн биткоина был далек от этих чисел, колебясь в пределах 5–7 TPS, но с перспективами, в значительной степени превосходящими эти показатели, благодаря достижениям в технологии побочных цепочек и ожидаемому увеличению размера блока биткоинов. Некоторые другие блокчейны быстрее биткоинов. Например, Ethereum начал с 10 TPS в 2015 году, приблизившись к 50–100 TPS в 2017 году и ориентируясь на 50 000–100 000 TPS к 2019 году. Частные блокчейны еще быстрее, потому что у них меньше требований к безопасности, и мы видим 1000–10 000 TPS в 2016 году, в 2017 году до 2000–15 000 TPS и потенциально неограниченный объем после 2019 года. Наконец, связь мощности блокчейнов с технологией кластеризованной базы данных может поднять эти пределы пропускной способности транзакций еще выше, что приведет к положительному развитию.

 

4. Децентрализованная база данных

Блокчейн разрушает традиционную парадигму базы данных / обработки транзакций. В 2014 году я твердо заявил, что блокчейн – это новая база данных, и предупредил разработчиков о необходимости быть готовыми все переписать.

Блокчейн похож на место, где вы наполовину публично храните любые данные в линейном контейнерном пространстве (блоке). Любой может убедиться, что вы разместили эту информацию, потому что на контейнере есть ваша подпись, но только вы (или программа) можете разблокировать то, что находится внутри контейнера, потому что только вы надежно держите секретные ключи от этих данных.

Таким образом, блокчейн ведет себя почти как база данных, за исключением того, что часть хранимой информации, ее «заголовок», является общедоступной. Правда, блокчейны – не очень эффективные базы данных, но это нормально. Их работа состоит не в замене больших баз данных, это дело разработчиков программного обеспечения – выяснить, как они могут переписать имеющиеся приложения, чтобы использовать преимущества блокчейна для проведения транзакций.

 

5. Общий, распределенный реестр аккаунтов

Блокчейн также представляет собой распределенный общедоступный реестр ценностей с отметками времени, который отслеживает каждую транзакцию, когда-либо обрабатывавшуюся в его сети, что позволяет компьютеру пользователя проверять достоверность каждой транзакции так, чтобы не было двойного подсчета. Этот реестр может делиться между несколькими сторонами, и она может быть частной, общественной или получастной.

Несмотря на то что распределенный реестр транзакций является популярным способом описания блокчейнов, а некоторые рассматривают его как приложение-убийцу, это лишь одна из возможных характеристик.

 

6. Платформа разработки программного обеспечения

Для разработчиков блокчейн – это прежде всего набор программных технологий. Да, они лежат в основе политического и социального подкрепления (децентрализации), но они приносят с собой и технологические новшества. Появление этого нового набора средств разработки – захватывающее событие для разработчиков программного обеспечения. Блокчейн включает технологии построения нового типа приложений, децентрализованных и криптографически безопасных. Поэтому блокчейн – это новый способ создания приложений.

Кроме того, блокчейны могут иметь множество API (программных интерфейсов приложения), в том числе языков сценариев транзакций, API-интерфейсов связи P2P-узлов и клиентских API для проверки транзакций в сети. Подробнее об аспекте разработки программного обеспечения я расскажу в главе 6 этой книги.

 

7. Программное обеспечение с открытым исходным кодом

Большинство надежных блокчейнов являются открытыми источниками, что не только означает, что источник программного обеспечения является общедоступным, но также и то, что инновация может осуществляться совместно, поверх основного программного обеспечения.

Например, основной протокол биткоина – это открытый исходный код. С первоначального момента его создания Сатоши Накамото группа «основных разработчиков» поддерживает и продолжает постоянно его улучшать. Кроме того, тысячи независимых разработчиков внедряют инновационные продукты, услуги и приложения, которые используют преимущества протокола биткоина.

Тот факт, что программное обеспечение блокчейна является открытым исходным кодом, – это мощная характеристика. Чем более открытым является ядро блокчейна, тем сильнее станет экосистема вокруг него.

 

8. Рынок финансовых услуг

Деньги лежат в основе блокчейнов, основанных на криптовалюте. Если к криптовалюте будут относиться как к обычной валюте, она может стать частью финансового инструмента, что приведет к разработке целого ряда новых финансовых продуктов.

Технологии блокчейна предлагают инновационную среду с невероятными возможостями для следующего поколения финансовых услуг. По мере того как волатильность криптовалютных платежей будет снижаться, их популярность станет расти. Производные инструменты, опционы, свопы, синтетические инструменты, инвестиции, займы и многие другие традиционные инструменты будут иметь свою криптовалютную версию, поэтому возникнет новый рынок для торговли финансовыми услугами.

 

9. Одноранговая сеть (Р2Р)

В блокчейнах нет никакого «центра». Архитектурно базовым уровнем блокчейна является одноранговая сеть. Блокчейн подталкивает к децентрализации благодаря своим одноранговым узлам. Сеть в действительности – это компьютер. Вы проверяете транзакции друг друга на уровне одноранговой сети. По существу блокчейн может рассматриваться как вычислительное множество, которое действительно децентрализовано.

Любой пользователь может мгновенно связаться с другим пользователем, независимо от того, в какой точке вселенной тот находится, и независимо от его часов работы. Для фильтрации, блокировки или задержки транзакции между двумя или более пользователями или между узлами, которые осуществляют транзакцию, не требуется никакого посредника. Любой узел в сети может предлагать услуги на основе своих знаний о транзакциях, где бы в этой сети они ни находились.

В дополнение к созданию технической сети P2P, блокчейн также создает рынок пользователей. Блокчейн-сети и приложения на их основе формируют свою собственную (распределенную) экономику с разными показателями и динамичностью. Таким образом, блокчейны приносят с собой экономическую модель, и эту их ключевую функцию мы рассмотрим далее в этой книге.

 

10. Уровень служб доверия

Всем блокчейнам обычно доверяют как базовым единицам обслуживания. По сути, это и функция, и предоставляемые услуги. Но доверие не ограничивается только транзакциями. Оно распространяется на данные, услуги, процессы, идентичность, бизнес-логику, условия соглашения или физические объекты. Это относится практически ко всему, что может быть оцифровано как (интеллектуальный) актив с присущей ему или связанной с ним ценностью.

А теперь представьте себе возможный гибрид инноваций, который появится на вершине этих десяти мощных функций и характеристик. Объединив их вместе, вы начнете представлять себе невероятные возможности блокчейнов.

Если Вам понравилась книга, ее можно купить и продолжить чтение

Блокчейн для бизнеса

Правообладателям: если Вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права — сообщите мне об этом.

В закладки:
Scroll Up